Баиловская портовая церковь как часть истории Баку

Глядя сейчас на Площадь Флага и окрестности, мало кто задумывается, что было здесь лет 100-150 назад. А был там военно-морской госпиталь, тюрьма, здание Морского собрания, другие многочисленные постройки и... церковь. Называлась она длинно: "Церковью Бакинского военного порта во имя Св. Алексия, Митрополита Московского, на Баилове". Или просто - Портовой церковью, Алексеевской или Баиловской.

Отчего же возникла необходимость постройки там православного храма? Дело в том, что появлялись церкви, как правило, в тех местах, где была большая концентрация православного населения. На Баилове такая концентрация была, ведь там имелись еще и Адмиралтейство и порт (их начали строить в 1858 г. согласно Плану выгонных земель).

В 1867 г. из-за понижения уровня Волги из Астрахани в Баку была переведена и главная база русской Каспийской флотилии и Астраханское адмиралтейство.

Первые предложение о постройке храма на Баиловом мысе были высказаны во второй половине 60-х гг. XIX в. Эти предложения были горячо поддержаны морскими служащими, которые к тому времени переселились из города на Баилов, ставший со временем, по определению одной из газет той эпохи, "небольшим и опрятным городком".

Верующие были вынуждены проделывать довольно длинный путь до Бакинской морской (или Флотской) церкви - Михайло-Архангельской, что действует и поныне и находится на углу улиц Зергерпалан и Видади.

Дорога от Баилова мыса до церкви была не только длинной, но и неудобной и очень плохого качества. Кроме этого были высказаны мысли относительно нижних чинов: отсутствие храма весьма негативно на них сказывалось, ведь не секрет, что церковь в те времена имела еще и воспитательную функцию.

Правда, у Каспийской флотилии уже была церковь, старая, деревянная, построенная в 1847 г. - Во имя Божией Матери "Всех Скорбящих Радости". Но располагалась она очень далеко: на острове Ашур-Ада в юго-восточной части Каспийского моря в Астрабадском заливе. "Пустынный и совершенно голый, он походил тогда на песчаный бугорок, выдавшийся из моря; на нем был только маленький домик для лазарета, часовня и пекарня; а теперь я видел церковь, много домиков и даже, что еще удивительнее, несколько деревьев..." - описывал остров в 1869 г. капитан 2-го ранга Кирилл Никифорович Петриченко.

Все эти факторы заставили выступить с инициативой по постройке на Баилове церкви командира Бакинского порта и "по совместительству" заведующего маяками на Каспийском море контр-адмирала Александра Александровича Давыдова. (Кстати, любопытный факт: крестным отцом выдающегося русского художника Михаила Врубеля в 1856 г. стал именно А.А. Давыдов.)

Прежде чем обращаться к высшим церковным властям, Давыдов договорился с офицером морской строительной части, архитектором Бакинского порта штабс-капитаном Павлом Андреевичем Самойловым. Самойлов загорелся идеей и составил проект, а также обозначил цену: 15 тысяч рублей.

Следующим шагом Давыдова было собрать эти деньги, и он заручился согласием главного священника армии и флота отчислить 7 тысяч рублей из фондов Бакинской морской церкви. Недостающие 8 тысяч были получены у управляющего Морским министерством. Имелись и другие пожертвования. Также Давыдов исходатайствовал высочайшее соизволение на безвозмездный отпуск из портовых складов 75 пудов меди - на отливку пяти крестов с шарами.


 

Когда средства были собраны, Давыдов приступил к сооружению храма, "который долгие годы служил памятником как редкой добросовестности, усердия и отличного знания им своего дела, так и настойчивости и заботам командира порта контр-адмирала Давыдова в осуществлении им своей благой мысли" (цитата из документов, собранных на сайте ourbaku.com).

К закладке церкви при военном порте на Баилове приступили 7 июня 1868 г. На торжественной церемонии присутствовал Его Императорское Высочество Великий князь Алексей Александрович Романов. Правда, от закладки до начала работ прошел год - работы начались 10 июня 1869 г. Строительство было завершено 30 июня 1871 г.

Пока шли работы, Давыдов ни на день не забывал о храме. Об этом можно прочесть в воспоминаниях морского офицера С.А. Гунаропуло, опубликованных в 1900 г. в журнале "Исторический вестник". "Предложив мне сесть... - пишет Гунаропуло, - он (Давыдов - О.Б.) подошел к окну и указал на строящуюся близ здания порта церковь, возникавшую по его инициативе и о благолепии которой он неустанно заботился в продолжение всего времени пребывания своего в Баку. Адмирал, продолжая улыбаться и заметно волнуясь, сказал мне: "Вот это мое детище, еще годок, и церковь готова, а уеду из Баку, может быть, меня кто-нибудь и вспомнит". Церковь действительно в 1871 г. была готова, и я был счастлив, что мог оказать услугу глубоко уважаемому адмиралу, послав в том же году во "Всемирную Иллюстрацию" фотографический снимок церкви с подробным ее описанием. Как снимок, так и текст были помещены в "Иллюстрации", за что адмирал меня сердечно поблагодарил".

Из этого отрывка можно понять, что С.А. Гунаропуло отослал во "Всемирную иллюстрацию" свою фотографию. Однако в журнале под изображением написано, что автор фото Л.Луарсабов. Кстати, в те годы не имелось технической возможности печатать в газетах фотографии, поэтому они обрабатывались художниками, затем делалась ксилогравюра или литография. (Вообще-то типографских способов было много, но это тема отдельного рассказа.) Пропорции здесь сильно нарушены, но представление о церкви эта иллюстрация дает:

А вот как описывает Портовую церковь Г.А. Цитович в своем труде "Храмы Армии и Флота": "Здание храма - каменное, двухпрестольное, в византийском, так называемом Тоновском, стиле, о пяти главах, из коих две с западной стороны служат колокольнями".

Тоновский стиль получил свое название от имени архитектора Константина Тона (1794-1881), автора Большого Кремлевского дворца, нескольких красивых церквей, в том числе знаменитейшего храма Христа Спасителя в Москве. А церковь во имя Благовещения Пресвятой Богородицы, стоявшая в Санкт-Петербурге, пока большевики ее в 1929 г. не снесли - якобы мешала трамвайному движению, послужила прообразом множества пятишатровых храмов в характерном для Тона "русско-византийском" стиле, в том числе и Баиловской.

Несложно заметить, что Баиловская церковь построена на самом деле в Тоновском стиле.  Главный ее престол был во имя святителя Алексия, митрополита Московского, а второй - во имя Рождества Пресвятой Богородицы.

Строили храм на портландцементе из местного камня, им же и облицовывали. Благодаря описаниям храма, опубликованным в различных источниках, мы знаем, что он был окрашен в коричневый цвет. Позже храм обнесли каменной оградой с колоннами из старых пушек, повернутых дулами вниз и соединенных цепями, видимо, якорными. Пушки, цепи и якоря остались после упразднения Астраханского порта. Можно предположить, что пушки дулами вниз олицетворяли превосходство духовности над мирским. Возле церкви был разбит сквер, получивший название Адмиралтейского.

Церковь вышла очень красивой - легкой, воздушной, с прекрасными пропорциями. По мнению газет тех лет, она "сделала бы честь любому губернскому городу". Вмещала церковь (по разным источникам) от 500 до 1000 человек. Согласно описаниям, имелось три портала - входа, украшенные сверху каменной резьбой. С четвертой стороны - там, где внутри располагался алтарь, - был высечен большой крест, два других креста высечены под подоконными плитами двух алтарных окон.

Еще один любопытный факт, нашедший отражение в источниках, - это отсутствие строительных лесов при возведении церкви, и это несмотря на ее значительную высоту - примерно 36 м. Ведь лесных массивов на Апшероне не имеется и это обуславливает дороговизну деревянных стройматериалов. То, что строительные леса не были использованы, послужило значительной экономии при возведении церкви. Возможно, именно из-за отсутствия лесов не зафиксировано ни одного несчастного случая, не было даже ушибов рабочих.

Внутри храма при его возведении строительных лесов также не имелось, вместо них использовались в некоторых случаях каменные выступы, которые позже были стесаны.

Для внутреннего убранства Портовой церкви в Санкт-Петербурге у В.М. Пешехонова (1818-1888) был заказан иконостас. Источники отмечают, что Пешехонов "из усердия и по убеждению строителя, исполнил заказ весьма дешево, добросовестно и изящно; образа в иконостасе написаны на досках и имели фон золотой, чеканный".

Василий Макарович Пешехонов (а не "Пошехонов", как встречается довольно часто) был очень известен как художник и иконописец, получил звание иконописца Высочайшего Двора, руководил иконописной мастерской. Мастерская Пешехонова просуществовала до конца 1880-х годов, выполнила множество ответственных заказов: иконостасы храмов Петербурга, Валаамского монастыря, кафедральных соборов многих российских городов и монастырей, Русской Духовной миссии в Иерусалиме, православного собора в Токио и др. О высокой оценке творчества этого мастера свидетельствует тот факт, что им были написаны в 1845-1882 гг. все т.н. "мерные" иконы для новорожденных младенцев императорской семьи.

Одна из икон Василия Пешехонова:

Кроме специально написанных для Портовой церкви икон, там имелись и старинные ценные иконы, пожертвованные для храма самыми разными людьми. Об этом мы узнаем из труда "Храмы Армии и Флота" Г.А. Цитовича. Например, изображающая Иоанна Богослова икона 1772 г. в серебряном окладе с надписью: "Сим образом благословил меня Евдокию Туличеву Преосвященный Гаий, Архиепископ Астраханский и Кавказский 1817 г., сентября 27".

Имелись также три старинных Евангелия - 1745-го, 1791-го и 1831 гг.; вызолоченный металлический напрестольный крест, изготовленный в 1812 г. флотским иеромонахом Иеронимом; бронзовое кадило с позолотой - дар Великого князя Алексея Александровича, а также более поздний дар - священническое облачение из индийской парчи, пожертвованное императором Александром III в память посещения им храма в 1888 г.

Иконы известнейшей в Петербурге мастерской, редкие Евангелия, драгоценные дары - все это говорит о несомненно важном значении Баиловского храма для Русской Православной Церкви.

Освящение церкви Бакинского военного порта во имя Св. Алексия, Митрополита Московского, состоялось 28 ноября 1871 г. В торжественной и очень красивой церемонии участвовал хор певчих из морских нижних чинов и их детей. Храм был полон нарядно одетого народа. После окончания церемонии особо приглашенные из числа гостей (в том числе и дамы) отправились в казарму флотского экипажа - на праздничный обед.

По штату церкви полагались два священника и псаломщик, для них позже были построены казенные квартиры напротив храма. Одного из священников - настоятеля Бакинской портовой церкви протоиерея Николая Масютина, бывшего благочинного над духовенством Каспийской флотилии, - Александр III в 1891 г. лично наградил орденом святого Владимира 4-й степени с бантом.

В 1898 г. к Портовой церкви с южной стороны (со стороны сада) был пристроен и освящен придел в честь Рождества Пресвятой Богородицы. К счастью, осталась фотография церкви со стороны этого придела, сделанная в 1912 г. и опубликованная в журнале "Вокруг света":

Вообще надо сказать, что снимков церкви крупным планом до обидного мало - пальцев одной руки много будет, чтобы пересчитать, хотя храм постоянно попадал в кадр при съемках панорамы и Баилова, и Бакинской бухты.

Есть еще и практически неизвестная гравюра Терентьева-Уфимского, опубликованная в журнале "Нива" в 1887 г. Подробнее об этом художнике и его видах Баку можно прочитать здесь:

http://olaylar.az/news/blog-oksana/291372

Баиловская портовая церковь была местом духовного притяжения и для морских служащих, и для населения Баилова - причем как христианского, так и мусульманского. Свои функции храм исправно выполнял вплоть до начала 30-х гг. В рамках борьбы с религией церковь была сначала закрыта, а затем снесена. На ее месте в 1934 г. архитектором А.Тер-Сааковым была построена в стиле конструктивизма школа №49 (2-я Краснофлотская улица). До 1953 г. школа была женской. Сейчас это лицей №47.

Что касается Адмиралтейского сквера, то его ожидала более удачная судьба - в 2011 г. он был реконструирован и сегодня известен под названием парка имени Гафура Мамедова (Баиловский сад).

Советская власть в Баку поступала очень символично: строила на месте церквей другие "храмы". Так, на месте Александро-Невского собора - три школы, одна из них музыкальная, на месте Николаевского собора в Ичери-Шехер - здание Бакинской городской электрической сети, тоже своего рода "храм" света. На месте Будаговского собора - консерватория. Спасибо и на этом! Спасибо, что на месте снесенных церквей в Баку не возводили туалеты или бассейны, как это делали, например, в Москве.

В заключение еще несколько фотографий, где Баиловская церковь немного видна.

Şərh yaz:

DİGƏR XƏBƏRLƏR