Школа Тагиева: первая женская школа на Востоке

В XIX в. Баку начал активно развиваться. Великий бакинец Гаджи Зейналабдин Тагиев понимал, что воспитать образованного человека может только образованная женщина, и начал предпринимать активные шаги для поднятия уровня самой женщины.

Обратившись к Александру III за разрешением открыть в Баку школы для девочек-мусульманок, где они могли бы учиться на родном языке, он получил отказ: император мыслил другими категориями и ему не было никакого дела до уровня образованности азербайджанок.

Когда на престол должен был взойти Николай II, в связи с его коронацией Тагиев посредством одного сенатора посылает императрице Александре Федоровне очень дорогой подарок и просит ее посодействовать в деле открытия бакинской мусульманской женской школы. Тагиев делает очень хитрый ход: чтобы умаслить императрицу, он ходатайствует о присвоении школе ее имени. Прошло два года, и в 1896 г. было получено разрешение на строительство. В ноябре того же года для школы был передан участок на Николаевской улице (ныне Истиглалият).

Но разрешения из С.-Петербурга было мало, нужно было получить разрешение, а, главное, благословение на открытие школы от служителей ислама. Для этого Тагиев приглашает к себе в дом виднейших представителей бакинского духовенства. Их авторитет был в те времена непререкаем и на любое начинание, пусть даже самое благородное, они могли наложить свое "вето". Духовников весьма разгневала "безрассудная" затея Тагиева, и они подняли на ноги народ. На следующий день в отношении двух религиозных деятелей, одобривших идею, были совершены оскорбительные акции: дом кази Мир Магомета Керима облили керосином и едва не подожгли, а ворота ахунда Мирзы Абутураба измазали нечистотами. Ведь женскую школу зашоренные муллы представляли (если вообще представляли!) примерно так:

После этой дикой выходки Тагиев меняет тактику: чтобы закрыть рот мусульманским реакционерам, он посылает муллу Мирзу Магомед оглу в паломничество по святым местам, снабдив его деньгами и богатыми подарками. Посланец Тагиева должен был встретиться с самыми уважаемыми в исламском мире религиозными деятелями и получить от них официальные - с подписями и печатями - документы, что девушки-мусульманки, как и юноши, могут обучаться в современных школах, и что ничего противного исламу в этом нет.

Мулла Мирза оказался очень предприимчивым человеком и потому выполнил поручение Тагиева с блеском: привез письменные разрешения от восьми самых известных в то время муджтахидов. Тагиев вновь собрал в своем доме духовников и спрашивал их по одному: "Какому муджтахиду ты веришь?" Те перечислили своих кумиров, а Тагиев показал подписанные ими бумаги с разрешением. Духовенству ничего не оставалось делать - Тагиев загнал их в логическую ловушку.

Для создания проекта Тагиев приглашает выдающегося польского архитектора Иосифа Гославского, будущего автора Бакинской думы (Баксовет). Строительство началось в 1898 г., в 1900 г. оно было завершено и обошлось в 184 тыс. руб.

Здание имело настолько значительные размеры, что свободно могло превратиться в высшее учебное заведение. П-образное в плане с замкнутым двором благодаря крепостной стене, оно как нельзя лучше отвечало климатическим и бытовым условиям Баку. Центральная часть предназначалась для административной группы помещений и актового зала, что отмечено и в объемном решении фасада. Исключительное место в декоре здания занимал великолепно выполненный в восточном стиле главный фасад. Гославский прекрасно прорисованными деталями создал невероятно красивое здание в национально-романтическом стиле.

О работе Гославского местные СМИ писали, что "здание училища украсит собой наш город, как одно из красивых по архитектуре строении, в котором отсутствие излишних затей весьма выгодно заменено изысканной простотой и гармоничностью всех частей его".

Тем временем весть об открытии в Баку современной школы для девушек-мусульманок разнеслась по Баку со скоростью молнии: ее обсуждали везде. Реакционно настроенные ахунды и муллы, "благочестивые" мусульмане склоняли темную, невежественную толпу против детища Тагиева.

Здание новой школы издалека привлекало внимание. Внутри, по воспоминаниям выпускниц, было красиво и уютно. Большие светлые помещения с высокими потолками и окнами сохраняли прохладу даже в самый знойный день.

Классные комнаты, лаборатории, читальный зал, приемная находились на первом этаже. Наверху размещались столовая, кухня, спальные комнаты, учительская (все педагоги здесь были женщины), кабинеты директрисы и врача, комната для намаза. Баня, небольшая больница, прачечная, прочие хозяйственные службы находились во дворе, где разбили красивый сад.

Была в школе и библиотека, о которой следует сказать особо. Тагиев не пожалел средств, и там была собрана русская, зарубежная и восточная классика. Получали множество периодических газет и журналов, в том числе даже журнал "Молла Насреддин".

Не поскупились попечители и на приобретение школьных принадлежностей: оборудовали кабинеты и классные комнаты атласами, картами, глобусами, чучелами зверей и птиц, гербариями. Все это использовалось в процессе занятий и на экзаменах.

Школа, получившая название Александринской, стала в Азербайджане школой нового типа, в корне отличавшейся от старой моллаханы. "Наша Бакинская женская школа была первой и единственной школой подобного рода для девочек-мусульманок во всей Российской империи, - рассказывала впоследствии Набат Нариманова, выпускница этой школы. - Да что там в России, на Ближнем и Среднем Востоке, во всем мусульманском мире не было второй такой школы - подлинно европейского типа".

Окончившие эту школу девушки составили основные кадры первых женщин-педагогов страны. Многие продолжили затем свое образование - стали врачами, экономистами, библиотекарями, научными работниками, художниками...

В старших классах девочек учили домоводству, рукоделию, шитью. Группа выпускниц подарила Тагиеву большое панно, вытканное своими руками. Тагиев же, как правило, приглашал выпускниц к себе во дворец, устраивал в их честь обед, а затем дарил каждой коробки шоколада, шелковую шаль, сувенирные издания Толстого, Пушкина, Лермонтова, Карамзина, произведения великих азербайджанских писателей, азербайджанский вариант Корана.

В первые годы девочки одевались, как дагестанки - носили хиджаб, потом этот наряд сменила форменная одежда русских гимназисток. Имелись зимняя и летняя форма, а также платья для торжественных церемоний и праздников. Большое внимание уделялось опрятности одежды и чистоте обуви. В школе работали две женщины-портнихи. Школа справедливо слыла образцовой, причем во всех отношениях: в плане одежды, поведения, этикета, системы обучения и воспитания.

Особое внимание уделяли в школе здоровью и чистоте. Школьный врач часто вела с девочками беседы о личной гигиене. Фельдшер следила за чистотой ногтей, ушей и волос. Раз в неделю девочки ходили в баню, два раза в неделю им проверяли зубы. К ученицам младших классов приставили двух воспитательниц, которые расчесывали им волосы, помогали мыться в бане.

Чистота в классных и спальных комнатах была необыкновенная, как в аптеке. Белоснежные одеяла и подушки, пуховые матрасы. Постельное белье меняли раз в неделю. Такая же чистота царила и в столовой. Здесь по очереди дежурили ученицы старших классов.

Кстати, кормили пансионерок превосходно - четыре раза в день, и еда была самая разнообразная, включая компоты, сладости, фрукты. Осенью и зимой многим давали рыбий жир.

Жили девочки довольно обособленно: у входа стоял привратник, который никого не впускал, будь то даже родители пансионерок. Для свиданий с близкими отвели особую комнату.

По праздникам девочек водили в кино или театр Тагиева; старшеклассниц возили на фаэтонах. По улицам они шли без чадры, хотя некоторые девочки, опасаясь гнева родственников, оставались в школе. Девушки из старших классов ходили на концерты, вечера в русскую женскую гимназию. Оттуда, в свою очередь, давались ответные визиты. Когда в театре давали постановки классических произведений - "Евгения Онегина", "Отелло", "Демона", "Разбойников" - старшеклассницам задавали затем сочинения по этим произведениям. В 1915-1916 гг. учениц старших классов водили на концерты и вечера даже в мужскую гимназию и соседнее Реальное училище.

В школе действовали драматический, литературный, танцевальный кружки, женский хор. По пятницам драматический кружок давал представление для родителей пансионерок или устраивал концерты. Однажды в школе поставили "Аршин мал алан" и пригласили на вечер автора - Узеира Гаджибекова, который остался весьма доволен и кружком, и спектаклем.

Эти и подобные представления давались в одном из залов - большом или малом, располагавшихся на втором этаже. На эти концерты и вечера приглашались родственницы пансионерок, зачастую приходившие в школу в чадре, изумлявшиеся свободе и непринужденности поведения девушек и втайне завидовавшие им. В праздники Новруз и Курбан пансионерки школы устраивали выставки, демонстрируя свое рукоделие. На выставки также приглашали родных и знакомых, организовывали небольшой обед. Все это способствовало небывалому росту популярности женской мусульманской школы на всем Кавказе и за его пределами.

Частой гостьей школы была вторая супруга Тагиева - Сона. Она привозила девочкам подарки, письменные принадлежности, фрукты и сладости. Сам Тагиев тоже нередко присутствовал на занятиях и радовался успехам учениц, как родной отец. Он часто говорил девочкам: "Дети мои, доченьки, учитесь как следует, с усердием. Счастье - в учении. Помните, знание - самое большое богатство".

В 1913 г. школа Тагиева преобразовалась в учительскую семинарию для девушек-мусульманок. Тагиев собирался отдать семинарии и свой пассаж на Ольгинской (ныне М.Э. Расулзаде).

Но началась Первая мировая война и помешала осуществлению его планов. В 1918-1920 гг. в здании разместили Парламент АДР.

В советское время там находился Президиум Верховного Совета АзССР. Советская власть фактически отобрала этот дом у детей... Тагиев, добровольно отдавший большевикам все свое состояние, протестовал против этого, но не сумел добиться от них такой малости для народа, как оставить в этом здании школу для девочек-мусульманок.


 

Сейчас в здании размещается Институт рукописей Академии наук Азербайджана.

По книгам Ш.Фатуллаева "Градостроительство Баку" и М.Сулейманова "Дни минувшие", воспоминаниям Н.Наримановой и сайту ourbaku.com

DİGƏR XƏBƏRLƏR