Балаханы – сердце бакинской нефтяной промышленности

Один из старейших нефтеносных районов Большого Баку - Балаханы. Это сердце бакинской нефтяной промышленности. История добычи нефти в Балаханы уходит в средневековье.

О нефтедобыче в Балаханах упоминал в своем произведении "Джахан-наме" историк и географ XIII в. Мухаммед ибн Наджиб Бекран. В одном из нефтяных колодцев Балаханов на глубине 35 м обнаружили камень с надписью, сообщавшей, что колодец был сооружен в 1594 г. мастером Аллахъяром Мамед Нури оглу.

По проекту и чертежам одного из основоположников российской нефтедобычи Н.И. Воскобойникова в 1837 г. в Балаханах был построен первый на Кавказе небольшой нефтеперегонный завод, где по новой для того времени технологии (перегонка нефти вместе с водяным паром и подогрев нефти с помощью природного газа) в железных кубах осуществлялась перегонка нефти с целью получения осветительного керосина и в течение двух лет было получено 19,2 т керосина. На сегодняшний день - до смешного маленькая цифра, но тогда это было достижением!

Среди бакинских селений больше всего нефтяных колодцев было в Балаханах. В 1862 г. там действовало 102 нефтяных колодца. Для сравнения: в 1825 г. их было 82.

В 1869 г. в Балаханах монопольным откупщиком нефтяных промыслов Мирзоевым закладывается первая буровая скважина. Вообще-то впервые нефть из скважин, пробуренных механическим способом, получили в 1847-1848 гг. на Биби-Эйбате, но с очень малым дебетом.

Поэтому и далее нефть продолжали добывать старым способом - колодезным. Но сколько можно было применять этот дедовский способ? Техническое новшество - бур - стал неизбежен.

Поначалу сия затея успехом не увенчалась: на глубине 10-15 м мастер услышал сильный подземный гул. Испугавшись, мастер и рабочие забросали скважину камнями и песком и даже пригласили священника, чтобы он отслужил молебен и отпугнул "нечистую силу".

Только в 1871 г. пробурили наконец первую реальную промышленную скважину - глубиной в 64 м. Она стала давать по 700 пудов, а затем и по 2000 пудов нефти в сутки. С этого года и начинается развитие нефтяной промышленности в Азербайджане.

В тот год по поручению комиссии при управлении горной частью горный инженер К.В. Гилев собрал сведения обо всех нефтяных источниках Бакинского района. В 1872 г. с целью урегулирования отношений в нефтяной промышленности принимается два закона: "Об акцизном налоге с нефтяных промыслов и нефтепродуктов" и "Об аукционной продаже физическим лицам нефтеносных участков, имеющихся в руках арендаторов". Т.е. откупная система перестала существовать.

Все нефтяные колодцы и скважины были нанесены на топографический план, была определена производительность и свойства нефти каждого источника, описаны имеющиеся сооружения. Все источники были разделены на группы, удобные для эксплуатации. В последний день декабря 1872 г. в первых торгах по продаже нефтеносных участков были выставлены на торги 48 участков на казенных землях, из них 15 участков в Балаханах.

Вот как описывает исследователь и предприниматель Виктор Иванович Рагозин самое богатое бакинское месторождение: "Прежде чем перейти к очерку развития нефтяной промышленности в Закавказье после уничтожения откупной системы, не излишне будет бросить взгляд на ту картину, которую представляла Балаханская площадь перед уничтожением откупа.

Влево от большой дороги, ведущей из Баку, против деревни Балаханы, разбросано несколько неглубоких колодцев, нигде по всей площади не слышно свиста паровой машины, не видно никакой работы, никакого оживления и вообще ничего такого, что показывало бы знакомство обитателей или владельцев этой местности с усовершенствованными техническими приемами работы, а напротив, на всем лежит какая-то печать примитивности.

Нефть вычерпывается из колодцев кожаными мешками... с помощью веревок, перекинутых через блок и привязанных к лошади. Перевозится она в кожаных же мешках на двухколесных арбах туземной конструкции, с высокими трехаршинными колесами, приспособленными к езде по песчаной местности...

Что же касается до самых нефтяных колодцев, то они находится на этой площади в том же виде, как завещали их потомству персидские владыки и бакинские ханы. Научное знание не прикасалось к ним и не нарушало их девственной неприкосновенности вплоть до 31 декабря 1872 г., когда кончилось продолжительное и тяжелое для промышленности царство откупа".

Он же описывал и страсти, разгоревшиеся на торгах: "Кокорев в компании с Губониным старался на торгах предлагать такие цены на все более или менее выдающиеся группы (участков - О.Б.), чтобы бывший откупщик Мирзоев не мог приобрести ни одной из них и остался бы без нефти. И действительно, на первых двух торгах все цены Мирзоева были значительно ниже кокоревских, и группа за группой отходила к его счастливым соперникам.

Мирзоев, имея два громадных фотогенных завода (по производству керосина - О.Б.) и обширную фотогеновую торговлю, действительно рисковал остаться без нефти, и потому на третьих торгах за одну группу, на которой перед тем им была заложена буровая скважина, давшая значительное количество нефти (первоначальная цена которой была 114 562 рубля), предложил 925 тыс. рублей, а Кокорев только 600 тыс.

Группа осталась за Мирзоевым, но дорого ему обошлась. Борьба Мирзоева и Кокорева увлекла и других. Они тоже надбавляли значительно цены, увеличили затраты на покупку групп и тем ослабили свои средства для предстоявшей разработки источников. Это увлечение не могло не отразиться гибельно на промышленном фотогеновом кризисе 1874 г.".

В 1877 г. Нобели обратились к властям за разрешением построить за свой счет нефтепровод, остальные же заводчики, встретив с недоверием этот проект и потому не пожелав примкнуть к нему, стали ходатайствовать о постройке железной дороги от промыслов до нефтеперерабатывающих заводов.

Центральная власть не торопилась с одобрением, несмотря на поддержку местной власти, но на следующий год строительство дороги было начато и она открылась в апреле 1880 г. Конечная станция находилась на озере Сабунчи, оттуда одна линия вела в Сураханы, вторая - в Балаханы. В последующие два года Нобели приобрели новые нефтяные участки в Балаханах, заложили еще 7 скважин и построили новый нефтеперегонный завод.

А вот какие впечатления остались от посещения Балаханов у П.Огородникова (заметки "На пути в Персию и прикаспийские провинции ее", 1878 г.): "Ранним утром отправился я на нефтяные источники в Балахане, в сопровождении молодого технолога, хорошо знакомого с местными делами.

- У нас, - говорил он, - господствуют недобросовестность и рутина; с рабочего перса берут все что возможно, а платят ему в месяц каких-нибудь 10 рублей! Дела завода идут скверно; Кокорев устанавливает в городе цены на керосин, продавая в убыток себе с намерением подорвать своих многочисленных мелких конкурентов... забить мелких заводчиков, большею частью невежественных персов и армян, действующих врознь; более развитые из них только что еще подумывают сплотиться и удержать за собой промысел. (Персами и татарами русские называли азербайджанцев - О.Б.)

Ухабистая, усыпанная камнями дорога с завода в Балахане проходит по пустынной, слегка волнующейся местности... с преобладающею известковою почвою, пригодною для злаков, винограда и фруктов, но отсутствие воды, бездождие и зной наложили на нее печать мертвенности: реденькая травка выжжена солнцем; тощая пшеница и ячмень, убираемые здесь в урожайные годы обыкновенно между 20-м маем и 1-м июлем, так и брошены на корню - не стоит возиться с ними.

По голой глине изредка мелькают большие ящерицы, вон ползет сухопутная черепаха... Там и сям, в высушенных вместилищах дождевой воды, блестят полоски поваренной соли с примесью глауберовой; в отдалении - синеет озеро, и манит оно усталый глаз, но - по словам моего спутника - где нефть, там и соль, следовательно вода в нем непригодна. Вправо на горизонте зеленеет оазис - персидская деревушка в садах.

Проезжая по узкой, извилистой улице ее (где снаружи домов, обнесенных каждый особо стенами из грубо сложенного на глине камня, не видно ни окон, ни дверей), мы были остановлены несколькими персами с убедительною просьбою посетить их сады.

Едем дальше. Вон разбросанная группа узеньких дощатых башенок, напоминающих своею фигурою высокие мельницы без крыльев; это и есть Балахане, по-персидски - вышка (на самом деле "высокое место" - О.Б.), место нефтяных источников, доставившее правительству, кажется, 3 миллиона рублей.

Здесь находится до 20 нефтяных скважин... Затем еще буравится несколько новых скважин; у одной из них, кажется, кокоревской, мы остановились... По словам приказчика (из русских), углубившись буравом на 39 сажен, они достигли теперь саженного слоя песку, сильно пропитанного нефтью, что служит хорошим признаком; далее пойдет глина, после чего вычерпается грязь и откроется чистая нефть. Здесь работают пять засусленных в масле персов по 12 часов в день.

Из действующих нефтяных источников самый замечательный, бесспорно, фонтан Вермишева, бьющий сильною струею нефти до 40 раз в сутки, очередуясь с газом, ищущим выхода на простор, и бесследно пропадающим в пространстве. Мой спутник говорит, что за Байловым мысом (Баилов мыс - О.Б.), в недальнем расстоянии от порта, этот газ выходит из моря в большом количестве; иногда, в тихие вечера, обыватели, катаясь на лодках, зажигают его, и тогда представляется волшебный вид объятого огнем водного пространства.

Из 6-7 тысяч пудов ежедневно получающейся с вермишевского источника нефти, продается на месте около 4-5 тысяч пудов в сутки... Нельзя умолчать о жалком виде дощатой постройки, прикрывающей этот фонтан, и маленьком резервуаре, куда падает нефтяная струя; все это состряпано на скорую руку и носит печать временного; но замечательнее всего, что в Балахане вовсе нет заводов, а между тем газ, как горючий и осветительный материал, под руками, да и возить отсюда в Баку готовый продукт (керосин - О.Б.) было бы удобнее сырья.

При открытии вермишевского источника хлынувшая струя нефти наполнила соседнюю впадину и образовала озеро грязной нефти... Мой спутник хотел было покататься по нем в лодочке, да уж больно тяжел воздух тут".

О фонтане на предыдущем фото можно прочитать здесь: http://olaylar.az/news/blog-oksana/258669

Пройдет совсем немного времени, и Балаханы покроются лесом вышек, установленных по последнему слову техники, и станут давать сотни и сотни тысяч пудов нефти в сутки... Будет проложена железная дорога, построен вокзал.

А Александр Мишон снимет в 1898 г. в Балаханах первых в истории Азербайджана фильм.

Şərh yaz:

DİGƏR XƏBƏRLƏR