Тайна Дома правительства, или Имеющий глаза да увидит

Когда-то давно я делала обзор по европейским художникам эпохи барокко. Среди них был французский художник Клод Лоррен (1600-1682), настоящая фамилия которого Желле, Лоррен - псевдоним.

Критики называют Лоррена одним из величайших мастеров классического пейзажа, мастером романтического пейзажа. В Риме Лоррена считали самым лучшим пейзажистом - и это при условии, что пейзаж в эпоху барокко считался жанром второстепенным. Он, кстати, одним из первых в истории мировой живописи начал выходить на пленер, но не для того чтобы делать зарисовки с натуры - такая практика не была принята. Он часами сидел и запоминал мельчайшие оттенки цвета, детали пейзажа и архитектуры, силуэты деревьев и т.п.

С 27 лет Клод Лоррен жил в Риме, очень любил этот город. Рим являлся для него источником вдохновения. На его работах, в которые органично вплетены античные и библейские сюжеты, можно встретить известные здания Вечного города, иногда выписанные с точностью, иногда романтизированные и напоминающие сказочные развалины. В принципе, это было в традициях стиля романтического пейзажа.

Тут читатели наверняка зададутся вопросом: а какое отношение художник эпохи барокко имеет к Баку? Мне думается, самое прямое и скоро вы все поймете.

На многих картинах Лоррена, который, в основном, сочетал романтических городской пейзаж с морской бухтой - его даже называли певцом двух стихий - я заметила одно весьма необычное здание. (Это здание внимательный читатель заметит и на двух приведенных выше репродукциях.) Оно повторялось из картины в картину, претерпевая незначительные изменения: в пропорциях, в декоративной отделке стен, в количестве окон, колонн, арок и т.п. Но общий силуэт сохранялся: это было массивное, но вместе с тем изящное квадратное здание, каждый их углов которого оканчивался сверху башенкой.

Это здание можно посмотреть на картинах "Отплытие св. Паулы":

"Отплытие св. Урсулы":

"Улисс возвращает Хрисеиду отцу":

Здание угадывается еще на нескольких картинах, например, на этой ("Высадка царицы Савской в морском порту"):

Это здание показалось мне до боли знакомым. Да оно знакомо всем без исключения бакинцам! Но что же это за здание-прототип, так часто появляющееся у Лоррена? Я даже написала знатокам его творчества, но пока ждала ответа, нашла еще одну картину, название которой дало мне подсказку: "Гавань с виллой Медичи".

Вилл Медичи в Италии несколько, я рассмотрела их все. Лоррену однозначно "позировала" римская вилла Медичи. Но! В действительности она выглядит иначе - у нее нет четырех башенок по углам и в плане она совсем не квадратная.

Именно поэтому я и не узнала эту виллу, которую видела в Риме своими глазами. Да и стоит она далеко не в порту. Рим, строго говоря, вообще не поровый город!

Кстати, эта вилла - да простят меня искусствоведы и историки архитектуры - не произвела на меня особого впечатления. Она производила впечатление советской трибуны, да пристройка слева не делала ее изящной. Ее спасали лишь красивейшие барельефы и эффектная арка центрального входа. В сказочной вольной интерпретации Лоррена она нравится мне гораздо больше.

Видимо, Лоррена, обладавшему изумительным вкусом и творческим подходом, ее пропорции тоже как-то не вдохновляли, вот он и изменил ее, придав новых облик и "наградив" двумя лишними башенками. И стало гораздо лучше!

Особенно эффектно эта вилла в придуманном Лорреном обличье смотрится на его картине "Порт на закате".

Вот фрагмент и вы сможете сами сравнить изображенное на картине здание с известным всем зданием. Наверное, все уже догадались, что именно оно мне напомнило. Конечно, Дом правительства!

Сходство, как мне кажется, налицо. Перед написанием статьи я для чистоты эксперимента показала репродукцию Лоррена девяти человекам и все они без исключения "признали" Дом правительства. Один даже спросил: "А зачем ты вшопила Дом правительства в какое-то средневековье?"

И родилась у меня после этих многочисленных сравнений смелая мысль: а не послужила ли вилла Медичи Льву Рудневу и Владимиру Мунцу, архитекторам Дома правительства, источником вдохновения для создания их шедевра? Но, конечно, не в своем реальном виде, а именно как образ на нескольких картинах Лоррена? Особенно тот, который мы видим на полотнах "Порт на закате" и "Гавань с виллой Медичи".

В боковом фасаде, кстати, так же очень ярко прослеживается сходство Дома правительства и лорреновского прототипа:

В принципе, в истории бакинской архитектуры случаи, когда зодчие вдохновлялись образцами западной архитектуры, известны. Знаменитое казино в Монте-Карло послужило прообразом сразу для двух бакинских шедевров: одни фасад казино вдохновил Г.Тер-Микелова для архитектурного решения здания Общественного собрания (нынешняя филармония), а другой фасад - И.Плошко для постройки театра "Феномен" (нынешний Театр кукол).

Облик венецианского дворца Ка-дchr("39")Оро вдохновил все того же Плошко для создания истинного бакинского шедевра - Исмаилие.

А берлинский универмаг стал прообразом еще одного его шедевра - Мухтаровского дворца:

Так могли или не могли Руднев и Мунц также вдохновится образцом итальянского барокко, пусть и придуманного Лорреном? Для ответа на этот вопрос имело смысл изучить историю возникновения Дома правительства. Этот вопрос я уже осветила вот здесь:

http://olaylar.az/news/blog-oksana/209592

До меня история Дома правительства тоже, понятное дело, освещалась, но ни в одной архитектурной или иной энциклопедии нет ни слова о том, что у этого великолепного образчика советской архитектуры был как-то прообраз.

Упоминалось лишь, что Рундев и Мунц использовали в декоре Дома правительства традиционные национальные мотивы Дворца Ширваншахов. В этом проявилась преемственность старой и новой архитектурных школ Азербайджана.

У Леонида Бретаницкого в его посвященном Баку труде из серии "Архитектурно-художественные памятники СССР" можно прочитать о "классических мотивах", использованных в проекте. "Умная" Википедия характеризует стиль Дома правительства как "Сталинский ампир", относя его при этом в категорию "Архитектура барокко". Кстати, о том, что это здание решено в стиле барокко, пишут и более солидные источники типа "Академического словаря" и т.п.

Таким образом, можно сделать вывод, что архитектура барокко однозначно повлияла на Руднева и Мунца, но это лишь косвенное доказательство. Прямые можно поискать в биографиях замечательных зодчих. Необходимо понять, могли ли они видеть работы Лоррена и вдохновиться изображенным на них зданием?

В Эрмитаже есть целый зал, посвященный Лоррену, в котором висит 12 его работ, но среди них ни одной, нужной нам. В ГМИИ им. Пушкина есть три работы Лоррена, но также ни одной нас интересующей.

Однако не обязательно видеть оригиналы картин, чтобы иметь о них представление. Отец Владимира Мунца - Оскар Мунц, выдающийся архитектор, в 1896 г. с золотой медалью окончил Высшее художественное училище при Императорской Академии художеств (мастерская Л.Н. Бенуа). Бенуа добился того, чтобы Оскара Мунца на год направили в заграничную командировку. О.Мунц посетил Австрию, Германию, Италию и Францию. Естественно, для того чтобы посещать музеи, работать в библиотеках и т.п.

Владимир Мунц окончил знаменитый ленинградский ВХУТЕИН (сформировавшийся в том числе и на базе Императорской Академии художеств), рос в атмосфере творчества, преемственности, окруженный альбомами с репродукциям, в том числе и с теми, которые отец мог привезти из заграничной командировки.

Лев Руднев также родился в интеллигентной семье, жил в Риге, был практически ровесником отца Владимира Мунца, окончил то же училище. В 1915 г. удостоен звания художника-архитектора. При советской власти активно работал, был автором основного корпуса университета им. Ломоносова в Москве (знаменитая высотка на Ленинских горах) и других выдающихся творений, стал лауреатом Сталинской премии I степени.

Художник такого уровня имел, конечно, доступ и к самым редким художественным альбомам, и к возможности посещать известные музеи за границей, в частности, Лувр, в котором находится "Порт на закате" и некоторые другие картины Лоррена с удивительным зданием.

Кроме этого и Мунц, и Руднев практически со стопроцентной вероятностью изучали творчество знаменитого Лоррена, проходя курс живописи, истории искусства или архитектуры. Тем более что на его полотнах так много архитектурных сооружений. Даже если допустить, что они никогда не видели оригиналов полотен Лоррена, они не могли не знать творчества живописца такого уровня.

Так что смело можно сделать вывод, что Руднев и Мунц не могли не видеть картин Лоррена и не могли не знать об их существовании.

Одно из доказательств того, что Клод Лоррен был более чем популярным художником и знали о нем в то время (и раньше) прекрасно, я нашла совсем недавно и в такой области, в которой искать бы и не подумала - само нашлось. Это открытка, отправленная из Тифлиса в Баку в ноябре 1906 г. На открытке изображение одной из картин Лоррена:

Если уж Лоррена печатали на открытках, то изображения его работ на других, как бы мы сейчас сказали, носителях были вполне доступны. И это означает, что и Мунц, и Руднев могли их видеть.

Что касается несомненного сходства изображенного на полотнах Лоррена здания и бакинского Дома правительства, то я и мысли не допускала, что это был плагиат в той или иной степени. Оба этих зодчих - люди невероятно творческие, переосмысливающие все увиденное, особенно это касается художественного и архитектурного наследия прошлых веков. Кроме этого, они люди чести. Такое уж они получили воспитание. Да и фантазией они обделены, слава Богу, не были - чтобы просто копировать. Они лишь вдохновились.

Если бы Руднев и Мунц просто скопировали бы изображаемое Лорреном здание, мы бы имели совсем другой Дом правительства! Но то, что придуманное Лорреном здание сыграло огромнейшую роль в создании образа Дома правительства, с этим, наверное, никто спорить не будет: слишком разительно сходство образного решения двух зданий - фантастического и реального.

Также никто, наверное, не будет спорить и с тем, что архитектура барокко - кладезь не только для зодчих прошлой эпохи, но и для современных архитекторов. Она вдохновляла и вдохновляет архитекторов и "подкидывает" все новые и новые идеи. Даже те новые "одежки", в которые наряжают старые бакинские здания, в том числе "хрещевки", несут на себе отпечаток именно этого строгого и благородного стиля. Не говоря уже о других старых зданиях типа Бешмертебе.

Кому первому - Рудневу или Мунцу - попалось на глаза здание с картин Лоррена, узнать, наверное, уже не удастся, можно лишь предположить, что это был Руднев - он и постарше, и опыта у него побольше, да и основная архитектурная идея Дома правительства была его.

Однако остается еще один вопрос: почему нигде, ни в каких источниках нет упоминания о том, что у Дома правительства был прообраз? Но тут мы вступаем в область голых догадок. Середина 30-х, когда шла работа над проектом, - это не свобода прошлых лет, когда и Тер-Микелов, и Плошко могли заявить, что у их творений есть прообраз. В этом нет ничего такого, это нормально. Советские же зодчие категорически не могли признаться, что вдохновились образцами "загнивающего Запада".

Скорее всего, именно поэтому нигде, никогда и никто, ни в одном исследовании, не упоминал о том, что у истинно советского здания был западный прообраз. Такое просто никому и в голову не приходило! Но имеющий глаза да увидит!

Конечно, все это лишь моя версия, но мне кажется, она имеет право на существование.

Şərh yaz:

DİGƏR XƏBƏRLƏR