Тбилисский Дворец Торжественных обрядов, или Дорога к Храму

Об этом удивительном сооружении один историк архитектуры в начале нашего века
написал: "Я бы поехал в Тбилиси ради одного этого здания, на все остальное можно там уже и не смотреть". И поехал.

Я тоже поехала. Правда, причина моей поездки в начале июля этого года не касалась ни этого, ни других зданий и была более чем прозаичной, но после такого заявления я
решила, что просто обязана увидеть эту постройку. И увидела. Правда, как и что именно я увидела, я расскажу чуть позже, а пока об истории этого здания.

Называлось здание Дворцом торжественных обрядов, строительство было закончено в середине 80-х. Вообще-то я отнюдь не поклонник архитектуры позднесоветской эпохи, да и архитектура 70-х меня не особо привлекает - слишком уж она тяжеловесная, брутальная и оставляет ощущение, что все сооружения, выполненные в этом стиле по всему СССР и по странам соцлагеря, делались по проектам одного-единственного архитектора или одного проектного бюро, все сотрудники которого поставили себе целью придавить своих граждан этими громоздкими и совсем не изящными зданиями.

Так я думала, пока не увидела фотографии тбилисского Дворца Торжественных обрядов.
Это какое-то совершенно невесомое здание, словно парящее над рекой - несмотря на
модную стилистику и строительные материалы. Невесомое и неземное, космическое
какое-то. Ну как можно на такое не посмотреть своими глазами?! Когда я его увидела, то поняла, что фотографии не передают всей силы впечатления, которое производит это чудо. Оно реально парит!

А какие потрясающе выверенные линии! Какие удивительные пропорции! Как все
соразмерно и гармонично! Во внешнем облике дворца использовались решения
бионической архитектуры, когда выразительность достигается через повторение
природных форм. В общем, дворец получился какой-то совершенно сюрреалистический и психоделический.

Тут мои читатели спросят, почему не все фото мои собственные? Об этом тоже чуть
позже.

Архитекторами этого чудо-здания были Виктор Джорбенадзе и Важа Орбеладзе. Важа
Орбеладзе (род. в 1941 г.) - автор многих работ по реконструкции зданий в Тбилиси исозданию новых объектов. Виктор Николаевич Джорбенадзе (1926-1999) - крайне
необычный архитектор, которого вспоминают как человека большой культуры и
энциклопедически образованного.

У него есть несколько нестандартных работ, ни на что не похожих, но данный Дворец -
это верх нестандартности!

Он, несомненно, относится к числу тех советских сооружений, которые выпадали из
общего ряда стандартных построек. Как пишет известный французский фотограф и
главный редактор журнала "Citizen K" Фредерик Шобен, необычные проекты позднего
советского периода реализовывались, как правило, "на окраинах", т.е. в союзных
республиках, где, по его мнению, элита была менее "зашорена".

Происходившее в советской архитектуре с конца 70-х годов было "подобно взрыву". "Те, кто принимал решения в министерствах, - пишет Шобен, - не всегда разбирались в стилях. Порой они просто позволяли архитекторам творить. Так удалось реализовать
сумасшедшие проекты, которые были бы немыслимы в прежние времена. В этих
безумствах проявлялось растущее стремление к индивидуальному самовыражению, и это оказалось началом конца Советского Союза..."

"Дворец торжественных обрядов в Тбилиси - словно собор из другого, иллюзорного мира, - продолжает Шобен. - Авторы создали целостное архитектурное пространство,
одухотворенное и возвышенное в своей основе. Здание отличают динамичные формы,
интересная увязка с рельефом, необычные ракурсы".

Шобен прав - можно смело говорить о том, что Джорбенадзе использовал в проекте
церковные мотивы. Недаром здание Дворца торжественных обрядов иногда сравнивают с модернистскими церквями Ле Корбюзье и гениального Оскара Нимейера. На мой взгляд, кроме плавности линий и креативного подхода - ничего общего.

Но откуда в советское время могли взяться церковные мотивы?! Для этого следует
вспомнить кандидата архитектурных наук, начальника Главного управления учебных
зданий Комитета по делам архитектуры при СМ СССР Андрея Чалдымова,
разработавшего некую теорию безрелигиозного культа Священной Родины в архитектуре.

Осенью 1944 г. он направил письмо советскому правительству, где изложил предложения об учреждении "нового по существу и форме культа со своими обрядами для проведения народных празднеств, торжеств, событий личной и общественной жизни граждан".

"Вот уже долгое время я обдумываю вопрос о необходимости разработки новых форм
торжественных ознаменований знаменательных событий в жизни гражданина нашей
страны, связанных с учреждением новых обрядов храма и культа нашей священной
Родины", - писал архитектор.

В письме он предлагал учредить "храм как общественное сооружение духовной жизни
народа".

"Культ, его храм и службы, - считал Чалдымов, - создаст, надо полагать, дополнительные условия для расцвета культуры и быта национальностей, входящих в Советский Союз, и, несомненно, сыграет свою роль в окончательном изжитии капиталистических
пережитков..."

Это письмо (документ интереснейший!) надолго опередило свое время. О
недостаточности "обычных форм проведения торжественных траурных и праздничных
мероприятий", об "остром недостатке в формах выражения торжественно-радостных и торжественно-печальных личных событий в жизни граждан" у нас стали задумываться только в 70-е гг. Это было то время, когда казавшаяся непоколебимой доктрина функционализма вдруг померкла, и архитектор вновь остался один на один с пугающей в своей обнаженности строительной коробкой. Стремлением к "романтизации образов" отмечен мощный пласт советской архитектуры, начиная со второй половины 70-х.

В следующее десятилетие стало появляться что-то, что можно условно назвать Дворцами счастья - наподобие наших бакинских. Но при строительстве наших Шадлыг сарайы никто не ставит себе целью создать какую-то особенно торжественную архитектуру, главное - "начинка". Здание должно служить вполне конкретной цели - хорошо и красиво отметить свадьбу, основной упор - на интерьер.

Здесь же Джорбенадзе поставил себе задачу воплотить идею торжественности, некоей храмовости в самой архитектуре, в экстерьере. Задача была интереснейшая - учитывая отсутствие прототипов.

В итоге он создал целостное архитектурное пространство, одухотворенное и возвышенное в своей основе, в своем роде настоящий Храм, используя при этом некоторые церковные мотивы, но в то же время и дистанцируясь от них.

Дворец обошелся в копеечку... Но Шеварднадзе денег не жалел.

Дворец служил его тайным целям: показывать всем и каждому, что Грузия - самая богатая и продвинутая республика в СССР. Дворец был запроектирован году в 1979-м, строился с 1980-го по 1985 год.

Сложно сказать, ориентировались ли архитекторы тбилисского дворца на идеи Чалдымова - такой информации нет. Скорее всего, вряд ли ориентировались. Но правда и то, что творцы поздней советской архитектуры задумались о тех вопросах, о которых писал Чалдымов. Иначе трудно объяснить, почему среди объектов, выделенных Шобеном, многие были возведены под учреждения ритуального характера.

Безусловно, тбилисский Дворец торжеств - одно из наиболее заметных строений в этом ряду. Впрочем, с распадом СССР люди повернулись к церкви, и обряды вернулись туда, откуда когда-то были изгнаны - в Храм Божий. Так идеология и философия грандиозных ритуальных учреждений очень скоро потеряли свою актуальность. Но это уже совсем другая тема, не об этом речь.

О нерелигиозном же культе можно сказать словами Чалдымова: "Очевидно, что
содержание культа должно быть социалистическим, общим для всех народов Советского Союза. Также очевидно, что этот культ должен быть по своей форме глубоко народным, национальным".

Грузины утверждают, что народное и национальное в их Дворце в полной мере
присутствует. Завитки двух "флигелей" напоминают горный серпантин:

Центральная часть, выдающаяся высоко в небо, - колокольню церквей:

Ступенчатый же парящий деревянный свод Гвиргвини, использованный в холле, -
реплика элемента из древнего восточно-грузинского жилища дарбази:

Дворец в буквальном смысле переполнен всякого рода символами всех времен и народов,
в том числе символами слияния мужского и женского начала - достаточно посмотреть на план и общее решение, чтобы это понять:

Полон он и историческими отсылками: колокола, астрологические часы в "колокольне" и округлые объемы здания - своеобразная интерпретация апсид православного храма.

Интерьер дворца - это отдельная тема! Он решен крайне нестандартно, весь какой-то
витиеватый, чем-то напоминает интерьер Центра Гейдара Алиева (архитектор Заха
Хадид):

Т.е. интерьер ничуть не менее интересен, чем экстерьер, имеет множество сложных
переходов и помещений с богатыми витражами и чеканкой.

При входе в зал торжественных ритуалов стоят две колонны с металлическими
капителями, которые можно трактовать как аллюзию на столбы Боаз и Яхин в
иерусалимском Храме Соломона.

Интерьер украшают фрески Зураба Нишарадзе, которые до боли напоминают церковные - на одной из них изображен сам Джорбенадзе, держащий Дворец на ладони. Так средневековые меценаты изображались на фресках церквей, постройку которых они финансировали.

Все без исключения историки и знатоки архитектуры отмечают, что Дворец эклектичен,
но при этом производит впечатление целостности. Эта его эклектичность, отход от
функционализма в сторону художественной выразительности и образности,
сложносочиненность и высокое качество исполнения - от яркого градостроительного
акцента до проработки мельчайших деталей - позволяют отнести эту работу Джорбенадзе к числу лучших произведений постмодернизма в СССР.

Если же продолжить религиозную тему, то хочется рассказать о парадоксе: Джорбенадзе построил нерелигиозный храм, который приняла советская власть. Когда же им был предложен настоящий храм - религиозный, церковь его отвергла. Это случилось в тот год, когда был объявлен конкурс на новый православный собор. Джорбенадзе ухватился за идею и предложил на конкурс "Собор всех вероисповеданий".

В этом проекте был синтезирован весь многовековой опыт грузинской церковной
архитектуры. Его современные материалы и идиомы символизировали воскресшую
Церковь (и людей), готовых смотреть в будущее. Но Грузинская Православная Церковь интересовалась только прошлым. В итоге на конкурсе победила неграмотная стилизация грузинского медиевизма, вознесенная до пропорций небоскреба. А можно было выбрать продуманное слияние старого и нового... Так, как это было сделано во Дворце Торжеств.

В нем, кроме проведения пышных церемоний разного характера, заключались браки. К концу ХХ в. Дворец называли не иначе как Дворцом бракосочетаний. И как у нас
наиболее престижным считается сыграть свадьбу в Мухтаровском дворце, так у грузин
считалось высшим шиком сыграть свадьбу во Дворце Торжеств.

В частности, там весной 1987 г. была свадьбу Тамары Гвердцители. Кстати, эту свадьбу совершенно случайно посетила Маргарет Тэтчер - она как раз была с визитов в Грузии, и ей показывали все значимые сооружения города.

Ну, а теперь расскажу, какой была моя дорога к этому Храму. Для начала я не озаботилась заранее выяснить адрес. Встреченная мною молодежь и люди среднего возраста по-русски говорить не желали (это отдельная тема), те же, кто по-русски говорить не отказывался, о Дворце и его местоположении не знали. По фото, увиденным в интернете, я поняла, что стоит он на берегу реки. Значит, пойдем вдоль реки.

Опуская подробности, скажу, что дворец-храм я все-таки нашла. Он расположен рядом с Ортачальской ГЭС, построенной в 1951 г., на которую тоже нелишне посмотреть,
особенно любителям "промышленного ампира". Мне понравилось.

А дальше я поняла, что "дорога к храму" будет нелегкой - он ведь высоко! На
бензозаправке у подножия горы, где стоит Дворец, мне подсказали, как лучше пройти,
правда, намекнули, что вход может быть платным. Да ради Бога! За такое не жалко!


Не жалко. Но жарко. В Тбилиси 3 июля на солнце было градусов 50, не меньше! Но я
дошла. И каково же было мое разочарование! Несговорчивый охранник категорически не соглашался пропустить меня на территорию. Окруженную, кстати, забором высотой не меньше, чем высота заборов вокруг дач наших местных олигархов. Никакие мольбы не помогли... Основной аргумент: "Это частная территория!"

Как так - частная?! Такое сооружение - в частной собственности??? Да - подтвердил мне охранник, это частный жилой (!!!????!!!) дом. Уже и так прибитая к тому времени
солнцем, я окончательно сникла. Как такое может быть???

Вдохнув напоследок относительно не горячего воздуха под деревьями, я потопала по
пеклу вокруг забора - памятуя о том, что в любом заборе есть либо дырка, либо высота его может снизиться... Дырка нашлась.

А еще был огромный овраг, служивший естественной преградой, и частные сады-огороды на другом его "берегу". Вот с тех садов-огородов я и сделала несколько фотографий Дворца "в профиль".

Видимо, я была не одна такая хитрая, потому что, приехав домой, в интернете нашла еще одно фото, сделанное явно из оврага:

А там, в Тбилиси, пока я лазила по чужим задворкам, в голове бешено крутилась мысль: это ж сколько миллиардов было выложено за сей архитектурный шедевр?! Тбилисцы жалуются, что у города нет денег, чтобы привести в Божеский вид разваливающиеся дома в районе Сололаки, а тут миллиарды выбрасываются, чтобы жить во дворце высотой метров в 80! Кто же этот богатенький буратинка?!

Ответ нашелся опять же дома, в Баку. Надо было заранее почитать в интернете все
перипетии вокруг этого дворца, а не лезть по пеклу в гору! Но зато не было бы Дороги к Храму...

В общем, дело было так. Когда СССР развалился, наружу повылезали всякие темные
личности, сразу же ставшие миллионерами и миллиардерами. Одним из них был Бадри Патаркацишвили (Аркадий Шалвович Патаркацишвили, 1955-2008), российский и грузинский бизнесмен-миллиардер (читай - авторитет), основными сферами деловых интересов которого являлись автопром, пресса и спорт. В 2008 г. он выдвигал свою кандидатуру на президентских выборах в Грузии и занял третье место. По его словам, он был одним из тех, кто привел в политику Владимира Путина (все претензии за данную информацию к Википедии :-) ). Свои миллиарды Патаркацишвили "заработал" в лихие 90-е в бандитском раю Москвы. На него было заведено несколько уголовных дел в России и Грузии, он был объявлен в международный розыск. На протяжении полутора десятковлет был партнером Березовского.
И вот этот милый человек в 2002 г. прикупил себе скромненький домишко... И повесил на фасад свой портрет, а на ворота присобачил свой же герб. А что? Скромненько так и со вкусом...

Надо отдать должное - церемониальный зал богатенький буратинка оставил нетронутым.
А где же жил-то? О, это самое интересное! Он предпочел подвал!!! Т.е. это, конечно, не
темный и сырой подвал, а вполне себе комфортное помещение ниже уровня стилобата.
Там он создал копию старого тифлисского двора с висящими на балконах коврами, с
зелеными насаждениями и искусственным поливом. Да еще и с афишной тумбой!
А сверху - чтобы было светло - выстроил что-то вроде купола в виде египетской
пирамиды. Т.е. понятно, да? Дяденька покупает себе огромный дворец и внутри него
строит подобие привычного дворика. Театр абсурда!!! Приехал богатый чукча в Москву,
купил Дворец Съездов и построил в холле юрту...

Дворец был переименован во дворец "Аркадия" - нетрудно догадаться, почему. А когда Аркадий-Бадри как-то странно и неожиданно помер в своем шикарном лондонском особняке (тоже неслабого размера!), его похоронили на территории его собственного участка - т.е. в саду Дворца Торжественных обрядов.

Современные туристические интернет-путеводители пишут, что "Сегодня здание вновь работает как Дворец торжественных обрядов: здесь проходят свадьбы и работает банкетный зал". Врут! Или отстали от жизни. Хотя тбилисцы говорят, будто в 2012 г. наследники Патаркацишвили сделали достойное дело и снова открыли здание для публики, и там можно было даже снова играть свадьбы. За очччень немаленькие деньги. Короче, превратили красоту в шикарный ресторан. Со всеми атрибутами китча - столами в пышных оборках, не вяжущимися с интерьером картинами в позолоченных рамах и прочей шелухой.

Позолоченную мебель и зеркала в рамах в стиле рококо (????) поставили, двери из
темного дерева и окантовочку такую же на арки и окна установили, тюль повесили... Все в лучших традициях богатой пошлости.

А было вот так строго и красиво:

Но даже эти времена сейчас в прошлом... Вот такая грустная история... Парит себе
здание в тбилисских небесах, радует своей красотой туристов и жителей города с другого берега реки (или с чужих огородов), являясь живой иллюстрацией поговорки "Видит око, да зуб неймет".

По моему глубочайшему убеждению такого рода здания должны быть достоянием города, а не частных лиц! Представьте себе, что кто-то возьмет и купит себе в собственность Исмаилие, дом Гаджинского или тот же Мухтаровский дворец. Говорят, у нас коррупция, олигархи и всякое такое. Да ни одному нашему олигарху такое и в голову не придет!!!


 

Şərh yaz:

DİGƏR XƏBƏRLƏR