Дважды солгавшая, или Москва слезам не верит

В этом году исполняется 40 лет с момента написания судьбоносного сценария Валентина Черных "Дважды солгавшая". "Ну, и что? - спросит подавляющее большинство. - Что в нем судьбоносного? Мы и о фильме-то о таком никогда не слышали!" Да, о таком - не слышали. А вот о фильме-оскароносце "Москва слезам не верит" слышали все и видели его тоже все, причем не по одному разу!

В первый же год проката фильм "Москва слезам не верит" посмотрели около 90 млн зрителей (второе место после "Пиратов ХХ века" за всю историю советского кино). А следом - "Оскар"! "Москва в слезах. Не верит!" - такая фразочка гуляла после известия о высокой награде.

А начиналось все так. Незатейливый сценарий Валентина Черных был написан наскоро, за девятнадцать дней - для конкурса сценариев о Москве и занял в итоге лишь третье место. Но в тройку лидеров вошел и в 1979 г. было решено снимать по нему фильм. Бюджет фильму выделили скромный - всего 550 тысяч рублей.

Владимиру Меньшову, кстати, уроженцу Баку, назначенному режиссером (а он к тому времени успел снять лишь одну картину - "Розыгрыш"), сценарий откровенно не понравился. Режиссер сделал с согласия сценариста аж 44 поправки и дополнения! Сценарий увеличился с 60 страниц до 90. Сам Черных работать над сценарием категорически отказался - его-то там все устраивало.

С исполнительницами главных ролей тоже не сразу все сложилось. Супруга Меньшова, Вера Алентова, на главную роль поначалу не планировалась.

Просто потому, что сам Меньшов видел в этой роли Ирину Купченко или Маргариту Терехову, но обе отказались. Когда Юнгвальд-Хилькевич предложил Тереховой роли Миледи в "Трех мушкетерах", она безоговорочно выбрала ее. Интересно, жалели потом, когда увидели успех фильма?

На роль Людмилы режиссеру рекомендовали попробовать Титову, Болотову, Савельеву. Сам он предлагал роль Анастасии Вертинской, но она активно не согласилась.

Ирину Муравьеву - Людмилу - Меньшов увидел в телеспектакле. Актриса сниматься согласилась, но, правда, после просмотра пришла в ужас: яркая, веселая, неунывающая Люда показалась ей в собственном исполнении вульгарной и грубой. Тем не менее, роль Людмилы стала одной из самых ярких и запоминающихся работ актрисы.

Проблемы были даже с милой, тишайшей Тосей: Галина Польских чуть ли не обиделась за эту столь пошлую, как ей показалось, предложенную роль. А вот Нина Русланова, которую на роль Антонины в итоге Меньшов не взял, обиделась тоже, но совсем по иной причине: что не утвердили.

Утвердили Раису Рязанову, но она-то мечтала о роли Катерины или Людмилы! Потом, правда, поняла, что характер героини ей очень близок: "Эта роль позволила мне прожить жизнь, которой у меня не было. Хотелось бы иметь основательного мужа, детей, квартиру...". На момент съемок актриса уже была матерью-одиночкой и одна воспитывала сына.

На роль Рудика, коварного, но безвольного соблазнителя, планировались признанные кинокрасавцы Олег Видов

Лев Прыгунов

Евгений Жариков.

Последние двое просто посмеялись над сценарием. Видов же променял съемки на развод с женой. Видов позже переехал в Штаты, и хотя жизнь его за океаном сложилась хорошо, он не раз признавался, что жалеет об упущенной возможности. Шансы получить роль Рудика были у Анатолия Васильева, бывшего мужа Татьяны Васильевой, но его не утвердили. Высокое киношное начальство определило, что актер всем своим видом недотягивает до ловеласа.

Рачкова все же сыграл Васильев, но только Юрий, талантливый актер Малого театра. К сожалению, уже более двадцати лет, как Юрия Николаевича нет с нами. Он умер от сердечного приступа, не дожив до шестидесятилетия всего несколько месяцев. "Мой Юра, - рассказывает вдова актера Нелли Корниенко, - был полной противоположностью своего Рудика. Он обожал нашу дочку Катюшу. Мы с ним прожили вместе почти сорок лет. За эти годы муж мне не дал ни малейшего повода для ревности".

Кстати, на роль его матери - той, что угрожает беременной и брошенной Кате: "У вас ничего не выйдет, вы не получите ни метра!", Меньшов звал Инну Макарову и Клару Лучко, но те отказались.

В итоге ее блистательно сыграла Евгения Ханаева. К слову, у Рудольфа по сценарию была не только мама - директор садика, но и отец, токарь по профессии.

Маленькая роль Александры, дочери Катерины, накануне съемок вдруг обернулась еще одной неувязкой: двадцатилетней Наталье Вавиловой, уже снявшейся совсем юной в первом фильме Меньшова, играть в "Москве..." категорически запретили родители. Дипломаты, сотрудники МИДа, они видели в дочери также дип­работника: Наталья училась на мидовских курсах, готовилась к поступлению в институт. Съемки начались без Александры, и тут Меньшову пришла в голову замечательная мысль: уговаривать родителей он отправил Баталова. Увидев знаменитого актера, они не смогли ему отказать. К тому же Баталов пообещал, что девушка запросто сможет совмещать учебу и работу над фильмом. Из Вавиловой, кстати, так и не получилось дипломата, зато в фильме она сыграла прекрасно и стала в дальнейшем профессиональной актрисой. К сожалению, Наталья прекратила сниматься с конца 80-х из-за травмы по­звоночника.

Кстати, сам Баталов Гошей стал не с ходу: Меньшов планировал на эту роль Олега Ефремова, Вячеслава Тихонова, Виталия Соломина.

Но тут по телевизору режиссер увидел давний фильм "Дорогой мой человек", где Баталов играл практически идеального мужчину, и воскликнул: "Да вот же он, Гоша!"

Но тут уже Баталов заупрямился. Его и сценарий не впечатлил, и в роли интеллигента-слесаря он себя не очень-то видел. Но, в конце концов, согласился. И стал вот уже для скольких поколений дам мужчиной-мечтой.

Кстати, с возрастом актеров и их героев были полные несоответствия. Сорокалетний по сценарию Гоша был моложе Баталова лет на десять. Но мужчина - он и в пятьдесят жених. А вот девушки, вчерашние школьницы? Самой молодой была Ирина Муравьева - 30 лет. Раисе Рязановой - 35, Вере Алентовой - 37. А ведь перед актрисами стояла очень сложная задача: сыграть своих героинь двадцатилетними наивными провинциалками, а потом их же спустя два десятилетия. И с этим актрисы справились прекрасно: три разных и ярких характера, три судьбы, три женские личности. Гримеры и костюмеры тоже потрудились на славу.

"Москву..." купили более ста стран. Американские продюсеры, приобретя фильм за 50 тысяч долларов, заработали за год два с половиной миллиона!

Меньшову уже потом донесли информацию, что Рейган по совету помощников несколько раз посмотрел фильм перед встречей с Горбачевым в 1985 году - для постижения загадочной русской души. Говорят, после просмотра фильма из его лексикона исчезла фраза "Россия - империя зла". Зато в Советском Союзе выходили разгромные статьи, в них картину называли пошлой сказочкой, дешёвой мелодрамой, эксплуатирующей низменные чувства зрителей. Что не помешало съемочной группе получить за картину в 1981 г. Государственную премию. Да и зритель от ленты пришел в полный восторг, фильм смотрели по несколько раз.

Весьма характерно, что заветную золоченую статуэтку у Меньшова тогда, в 1981-м, отобрали! А он и над известием о присуждении "Оскара" сначала по­смеялся, тем более что дело было 1 апреля - на следующее утро после церемонии: шутки шутят друзья! Но последовал звонок, уже официальный, из Госкино - и растерянный голос: "Вы "Оскара" получили..." И наконец, сообщение в программе "Время".

"Оскара" в Голливуде получал атташе по культуре посольства СССР. На следующий день во всех американских газетах было написано, что "Оскара" получил сотрудник КГБ. Получение "Оскара" стало подлинной неожиданность. Во-первых, никто и не думал, что трогательная и такая специфически "нашенская" история придется по сердцу американским киноакадемикам. Во-вторых, Меньшов числился не выездным после двух доносов коллег на него в соответствующие органы. Его "проступками" было то, что после снятия с должности Подгорного он высказал удивление: почему, мол, отставка второго человека в стране произошла без всяких объяснений? Второй "грех" - его восхищение количеством продуктов в каком-то заграничном магазине. Его, конечно, вызвали в Госкино и дали подержать статуэтку. А окончательно отдали лишь в 1989-м, вместе с присужденной ему "новорожденной" отечественной "Никой". Предполагалось, что за кулисами режиссер отдаст статуэтку обратно в Госкино, где она все эти годы и хранилась, но Меньшов забрал ее с собой.

А какие же были изменения в сценарии, сделанные Меньшовым? Например, появилась история спившегося хоккеиста Гурина

и сцена в клубе знакомств и, соответственно, героиня Ахеджаковой.

Появилась сцена со Смоктуновским, который "поздновато начинает" актерскую карьеру.

Кстати, вместо фестиваля французских фильмов Катерина и Людмила должны были наблюдать, как к аргентинскому посольству подъезжают дипломаты на прием: Людмила выбила приглашения всеми правдами и неправдами. Однако киношное начальство усмотрело здесь слепое поклонение Западу. Боливийского посла и военно-морского атташе США пришлось заменить кинозвездами 50-х Юматовым и Конюховой, а "Форды" и "Бьюики" - отечественными ЗИСами и "Победами".

Вместо съемок опального КВН (в сцене со съемками Катерины в Останкино) решили снимать "Голубой огонек", который считался визитной карточкой советского телевидения.

Некоторые сцены Меньшов специально сделал более бытовыми. Например, Гоша ремонтировал пылесос вместо того чтобы, сидя перед телевизором, смотреть хоккейный матч и потягивать пиво.

Многие фразы вырезали уже в процессе монтажа. Например, в сцене, когда Николай находит Гошу дома в сильном подпитии, и у них завязывается беседа. "Что в мире происходит?" - спрашивает Гоша, наливая. "Стабильности нет, - отвечает ему Николай. - Террористы опять захватили самолет компании "Эйр Франс". Так вот, "Эйр Франс", во избежание международных проблем, решили вырезать. И если, по сценарию Черных, Гоша и Коля распевают "По Дону гуляет казак молодой", то в фильме они всего-навсего разделывают таранку.

Вырезали и некоторые сцены с хоккеистом Гуриным, которого сыграл Александр Фатюшин. Фатюшин признавался, что очень полюбил своего героя, и очень жалел, что многое не вошло в окончательный вариант картины. Как, например, сцена во Дворце спорта "Лужники": советская сборная играла матч со шведами, и Гурин стал героем этой встречи.

Сильно пострадали и любовные сцены. Ведь в те времена, как известно, в СССР секса не было, поэтому любовную сцену и урезали. Наверху посчитали, что Алентова и Табаков "переигрывали" и "слишком торопливо раздевались". Если заглянуть в стенограмму заседания худсовета, то в докладе директора Мосфильма Николая Сизова можно найти вот такую фразу: "Некоторые моменты в картине меня просто поразили... Например любовная сцена с Табаковым. Если бы вам показать ее в первоначальном виде, как она была в начале, вы бы ужаснулись! Это просто непристойно! То же касается и сцены соблазнения героини в квартире профессора в первой серии. Из Меньшова должен вырасти хороший мастер. Но с точки зрения художественного вкуса, ему надо просто помочь отрешиться от некоторых мыслей, которые уводят картину в сторону".

Хотя в другой любовной сцене - Катерины и Гоши - произошло нечто совсем для советского кинематографа невообразимое: мелькнула обнаженная грудь героини.

Кстати, в работе над картиной Меньшову приходилось преодолевать сопротивление и собственной съемочной группы, пренебрежительно относившейся к этой "дешевой мелодраме".

Уникальность картины Меньшова в том, что в ней нет эпизодических ролей. Зоя Федорова (вахтерша из общежития) и Владимир Басов (замначальника главка) так же важны, как и главные герои.

"Для меня было очень важным, чтобы именно Басов произнес фразу о том, что "в 40 лет жизнь только начинается", - пояснял впоследствии режиссер. - А дальше уже надо было придумать, что ему играть. Ясное дело, что танцевать с молодежью он не станет. Чем отличить его от других гостей? А тем, что у него какие-то проблемы с желудком, а он, старый хрыч, все пытается кого-то "заклеить", а сам из туалета не вылезает. И сразу становится понятно, что это за человек. Роль вахтерши в сценарии вообще не была прописана. И тогда мы придумали "ввести" ее в ближний круг героинь - она и по телефону "хэллоу" произносит и Катерину из роддома встречает". Так звезда 30-40-х гг. Зоя Федорова исполнила по­следнюю свою роль. Через два года она была убита, дело до сих пор не раскрыто.

Готовая картина принималась худсоветом "Мосфильма". Члены совета довольно уклончиво высказывались о фильме. Меньшов вспоминает, как после обсуждения слово взял директор "Мосфильма" Сизов, весьма суровый и несентиментальный человек. Обозленный осторожными похвалами, он неожиданно сказал: "А я думаю, что мы с этой картиной еще столько призов и народной любви поимеем!" Однако в приватном разговоре с режиссером попросил вырезать из фильма наиболее откровенные моменты, до которых худсовет еще не добрался: "Гришин на даче посмотрит и скажет потом: "Опять у тебя любовью занимаются!" "Но я уперся, - вспоминает Меньшов, - и не стал сокращать более того, что уже было вырезано. Фильм пошел на дачи к высшему руководству страны. Когда я спросил у Сизова, как там Гришин, директор "Мосфильма" махнул рукой: "Да ладно Гришин! Брежнев в восторге!"

На этом судьба фильма была решена. Фильм, хотя прошло несколько десятилетий, продолжает оставаться любимым - и не только в России, но и в странах СНГ, и в дальнем зарубежье.

Şərh yaz:

DİGƏR XƏBƏRLƏR