Неугасимый огонь Атешгяха

На Апшеронском полуострове во многих местах прямо из-под земли бьет огонь. Самые ранние упоминания об этом явлении встречаются у Приска Панийского (V в.), в арабских источниках VII-Х вв. Зороастрийцы, жившие в Закавказье, чтили неугасимый огонь и строили храмы. Один из таких храмов - Атешгях, что можно перевести как "Место Огня", сохранился до наших дней в селении Сураханы. Но он не является исключительно храмом, хотя это мнение кочует из источника в источник. Это монастырский комплекс.

В плане это пятиугольное сооружение с зубчатой внешней стеной и входным порталом. В центре двора возвышается четырехугольный главный алтарь, внутри которого с одинаковой интенсивностью пылает неугасимый огонь, которому были не страшны свирепые апшеронские ветра.

Когда-то давно на этом месте было древнее капище зороастрийцев (III-IV вв. н.э.), называемое Семиямным капищем. Название было дано благодаря семи источникам огня, семи огненным "ямам".

Местное тюркское население, согласно летописям, называло его "Едди гёзлепир", что отражало, в принципе, похожую суть - "Семиглазное капище". Глазом считался выход огня. Там же выходили и теплые серные воды, в которых местные жителями принимали лечебные ванны.

После введения в Азербайджане ислама многие зороастрийцы были вынуждены уехать в Индию, чтобы там беспрепятственно проповедовать свою религию. Зороастрийские святилища на территории современного Азербайджана приходили в упадок, хотя часть населения Закавказья довольно долго оставалась зороастрийцами и после введения ислама. Об этом можно прочитать у ал-Истахри, который в Х в. пишет, что недалеко от Баку живут огнепоклонники. Это подтверждается упоминанием провинции Багаван - "Области богов" (т.е. огнепоклонников) у Моисея Каланкатуйского, а также археологическими данными.

Таким образом, священное место продолжало существовать; существовали и торговые контакты с Индией - Великий Шелковый Путь. В Средние века торговля и Шелковый путь связали купцов-индуистов из пенджабского Кангара с заброшенным зороастрийским комплексом в Сураханы, и с ХVI в. индусы потянулись сюда на паломничество.

Как сообщает немецкий путешественник Кемпфер, побывавший здесь в 1683 г., с середины ХVII в. индусы начинают основывать здесь постоянные поселения. К Атешгяху были построены кельи и храм, в конце XVIII в. комплекс дополнился караван-сараем, дополнительными кельями, число которых достигло двадцати шести, и был обнесен стеной (с мерлонами по верху), которая, замкнувшись, образовала неправильный пятиугольник.

В храмовом комплексе выделяется центральный храм-алтарь. Часто его называют ротондой, что неправильно, ведь ротонда - круглое или многоугольное сооружение. Правильнее было бы назвать это место "чахартаг", это зороастрийский термин, в переводе с фарси означающий "четыре арки".

Этот типично зороастрийский архитектурный элемент - четыре столба, соединенные арками, обращенными к четырем сторонам света. Он вошел практически во все архитектурные стили, включая каноны христианских храмов: достаточно посмотреть на православные многоярусные колокольни, составленные из трех-четырех чахартагов. Чахартаг сочетает в себе и атрибуты индуистской религии, среди которых можно выделить трезубец (тришул) и надпись на санскрите. Алтарь был восстановлен, как гласит его украшенная изображением свастики надпись, на средства купца Канчанагара в 1810 г.

шест с трезубцем, символом трех великих богов Индии - Шивы, Брахмы и Вишну - возвышался на куполе центрального алтаря долгое время. Этот шест вкупе с религией сикхов и шиваитов, которая, конечно, относится к огнепоклонничеству, но имеет очень мало общего с зороастризмом, и позволяет думать, что Атешгях задумывался и существовал все-таки как монастырь индуистских течений огнепоклонничества. Не так давно шест почему-то был убран. А без него Атешгях для непосвященного человека может вполне сойти за монастырь зороастрийцев.

Летописи утверждают, что монастырь был построен индийскими купцами - сикхами и шиваитами - для своих монахов. Большинство монахов было выходцами из северных областей Индии - большей частью из Мултана, а так же из Лахора, Тенессерима, Качбуди и т.д. Говорили монахи на индустани. Кстати, монастырь в те времена назывался не "Атешгях" (так его продолжало называть лишь местное население), а "Шридалаваджи". На кельях памятника имеются надписи, вырезанные в камне и исполненные шрифтами индийского письма - даванагари и гумруки.

Жили монахи на денежные пособия купцов, особенно Собра Могундаса, имевшего сальянские рыбные промыслы, и монахи могли спокойно проводить время в созерцании священного огня, усмиряя плоть голодом, цепями весом до 30-ти кг и лежа на негашеной извести (что приводило к омертвению частей тела), возвышая этим свой дух.

В силу того, что Атешгях строился жителями окрестных поселений, его внешний вид сочетает в себе черты местных архитектурных традиций и элементы древних алтарей священного огня. Над высоким входным порталом устроена традиционная на Апшероне гостевая комната - балахана. Однако неправильно искать корни этого слова в тюркских словах "бала" - "маленькое", и "хана" - "помещение". Происхождение этого термина - из древнего фарси, где "бала" имело значение "высокое". Таким образом "балахана" означает "высокое место", и это вполне в зороастрийских традициях.

В начале XIX в. храм имел уже тот вид, в котором он дошел до нас - он состоял из центрального алтаря, балаханы и 26 келий. На кельях имеются вырезанные в камне надписи, выполненные шрифтами индийского письма нагрик, деванагари и гурмуки. Из них явствует, что индусами Атешгях использовался как храм индуистской богини огня Джваладжи. На одной из плит также есть сикхская надпись на языке панджаби.

Согласно сведениям де Шардена, храм огня в Сураханы в 60-х гг. XVII в. посещался и зороастрийцами. Это подтверждает персидская надпись почерком насх над стрельчатой аркой входного проема одной из келий, где говорится о визите зороастрийца из Исфахана.

Атешгях интересовал многих выдающихся личностей, посещавших Апшерон. Среди них можно выделить русского царя Александра II, ориенталистов Дорна, Березина, писателя А.Дюма-отца, химика Менделеева, художников Верещагина и Иванова, французского путешественника Виланда, английского путешественника А.Джексона и др.

К середине XIX в. огонь в Атешгяхе постепенно угасал - виной тому многочисленные землетрясения, а также активные нефтеразработки и построенный в 1853 г. рядом с комплексом нефтеперерабатывающий завод.

Однако монахи думали иначе: они видели в этом кару богов за недостаточное смирение плоти и недобросовестные молитвы. И постепенно уезжали - к 70-м гг. XIX в. в Атешгяхе остался лишь один монах, да и тот вернулся на родину предков в 1883 г. Атешгях пришел в запустение.

Однако даже в заброшенном виде Атешгях волновал воображение. Изображение его чахартага выбрали своим символом Нобели.

В 1919 г. правительство Азербайджанской Демократической Республики поместило изображение Атешгяха на купюру номиналом в 25 рублей.

В самом начале советской власти власть предержащие не очень-то интересовались судьбой Атешгяха. Если его рисовали или фотографировали, то так, чтобы подчеркнуть новые времена, наступление промышленности на отживающую свой век старину.

В 1925 г. Азербайджан по приглашению Общества обследования и изучения Азербайджана посетил известный бомбейский ученый-зороастриец профессор Дж. Дж. Моди. Моди утверждал, что в древних персидских текстах говорилось о храмах Огня на побережье Хазарского (Каспийского) моря. Любопытно, что Моди не смог прочесть персидскую надпись Атешгяха и не усмотрел в чахартаге черт храмов огня Сасанидского периода.

Он полагал, что Атешгях - исключительно индуистский храм, и само название села Сураханы переводил как "Дом огненных шаров" ("Sho-e-le-khaneh"). Во время посещения Баку Моди больше акцентировал свое внимание на другом знаменитом памятнике - Девичьей башне, которую он называл Аташкаде и справедливо считал одним из древних храмов огня.

Пришедший в запустение Атешгях начали реставрировать в 30-е гг., основная часть реставрационных работ была проведена в 60-е. В итоге в 1975 г. Атешгях был открыт для посещения как культурный и туристский объект.

Трезубец на Атешгяхе в те времена все еще стоял...

В XXI в. Атешгях получил статус историко-культурного заповедника.

Его облюбовали бакинские барды для проведения там открытия Бакинский Международных фестивалей авторской песни.

Недавно была проведена реставрация памятника. Зелень на территории - деревья, кустарники и трава - исчезла, неровности почвы (Атешгях стоит на скальном выступе) скрыты мостками. Если раньше вокруг красовались нефтяные вышки, то сейчас красуются ресторан и стены, до боли напоминающие стены Ичери-Шехер.

А место выхода огня в чахартаге стало напоминать тяндырную печь.

DİGƏR XƏBƏRLƏR