Крепость в Раманах: цитадель или храм?

Апшеронский полуостров был одним из мест, где, как предполагают ученые, люди жили еще в эпоху Каменного века. В последующие столетия жизнь продолжала здесь кипеть, о чем говорят многочисленные средневековые постройки, сохранившиеся в самых разных районах т.н. Большого Баку. Таковы крепости в Мардакянах, Шувелянах, Пиршагах и др. Все они, как считается, входили в единую систему обороны. Историки включают в этот список и прекрасно сохранившуюся крепость в Раманах. Однако если включить логику, назвать эту крепость оборонительной получается плохо. И в этом ее основная загадка.

Вообще-то загадок у нее много. Начиная со времени постройки. Официальные источники приводят в качестве "даты рождения" башни XVI в. Однако все данные (архитектура, способ осуществления каменной кладки и т.п.) говорят о том, что перед нами сооружение, которое можно датировать XIII-XIV вв.

Что касается оборонного значения, то крепость, по-видимому, на каком-то этапе своего существования могла выполнять такую функцию, но она была далеко не единственной и, конечно, совсем не изначальной. Она была сторожевым объектом и прекрасным наблюдательным пунктом, сигнальной башней: об этом говорит ее расположение - единственная из всех апшеронских крепостей, раманинская стоит на естественном возвышении, откуда открывается прекрасный обзор всего полуострова, включая центр Баку.

Кроме этого, в крепости во время многочисленных междоусоб­ных столкновений феодалы прятали свои семьи - как это было принято по всему региону. Но прятать и обороняться - далеко не одно и то же!

Кроме того следует отметить, что территория между крепостной стеной и башней сравнительно небольшая, тесная и представляет собой неровную скальную поверхность, что не позволяло размещать здесь военно-оборонительный гарнизон и хозяйственные постройки. В такой небольшой по объему "крепости" на случай ее осады можно было вместить лишь небольшой отряд личной охраны феодала, но никак не воинский гарнизон, способный выдержать длительную осаду.

Так почему же ее называют оборонительной? Видимо, все дело в наших стереотипах: если крепость - то для обороны. А для чего же еще? Но стоит взглянуть на нее повнимательнее, как тут же закрадывается сомнение. Недавно я вдоль и поперек облазила раманинскую крепость и обнаружила, что с одной стороны крепостные стены подступают к башне аж на 2 м.

С такого расстояния попасть в башню - дело пяти минут. Достаточно взобраться снаружи на стену, перекинуть какую-нибудь лестницу к башне, высота которой всего 15 м, - и цитадель твоя.

Ни в самой башне, ни в крепостных стенах нет узких бойниц, есть лишь несколько окон, по одному с каждой из четырех сторон на каждом из пяти этажей, кроме первого. Эти отверстия, судя по их форме, служили лишь для освещения: они расширяются вовнутрь помещения, а окна-бойницы расширяются наружу.

Верх кре­постных стен и башни украшают зубцы мерлоны, которые не только не придают дополнительной защиты, но и повышают риск захвата башни - ведь за них так легко зацепиться крючьями. Оборонительные стены сверху обяза­тельно должны быть ровными (как это было с Ичери-Шехер до реставрации 50-х гг. ХХ в. Мерлоны с Ичери-Шехер были сбиты русским войсками, когда в Крепости расположился военный гарнизон. Во время же реставрации решили придать Крепости исторический облик). Мерлоны же несут на себе лишь чисто эстетиче­скую функцию, как и небольшие многоступенчатые балкончики - машикули - в верхней части башни и стен, под мерлонами.

Впрочем, ради исторической справедливости следует признать, что лично я не знаю, были ли мерлоны в крепости в Раманах изначально, или их просто прилепили к стенам во время реконструкции середины ХХ века - по аналогии с мерлонами Ичери-Шехер: там есть, так пусть и тут будут. На старых фото Раманинской крепости не видно никаких мерлонов - по той простой причине, что верх стен и башни - разрушены.

Независимые и незашоренные стереотипами историки считают, что раманинская крепость была построена (как, кстати, и многие другие башни Апшерона - а их было более 20) не только на стратегически важном месте, но, прежде всего, на древнем священном месте огнепоклонников, а затем и зороастрийцев, на месте выхода природного газа. Есть версия, что эта башня - не что иное, как башен­ный храм священного огня.

Эта версия отвечает на все выше задан­ные вопросы: во-первых, близкое расположение стен к башне не смущало строителей - стены ни от чего не защищали и несли на себе чисто символическую функцию ограды. Их расположение обу­славливалось рельефом скалы: ведь под ними нет фундамента, они стоят прямо на скале и не падают за счет собственного веса. Во-вторых, наличие бойниц в храме не имело смысла - от кого оборо­нять храм?

Что касается машикулей, то небольшие отверстия между ними служили, видимо, для слива дождевых вод. Они такие маленькие и узкие, что через них очень неудобно стрелять даже из винтовки, не то что из лука.

Поливать же кипящей смолой (многие ортодоксальные историки считают, что именно для этого отверстия и делались) и вовсе неудобно: сложно вылить прицельно смолу в дырочку размером со стопу взрослого человека, которая к тому же находится прямо у стены. Ну, можно, конечно, если сильно постараться, но смола тогда просто потечет по стене. И в чем тогда смыл этого "полива"? (Кстати, на старых фото видно, что на стенах нет ни малейших следов применения смолы, а также следов от бомбардировки стен.)

Ортодоксальные же историки просто цепляются за мерлоны: между ними, якобы, очень удобно прятаться лучникам: высунулся между ними - выстрелил - и обратно. Но вот незадача! Высота от верха мерлонов до пола - метра полтора. Согласитесь, довольно неудобно всю дорогу обороняться от неприятеля, скрючившись в три погибели! (И это опять же при условии, что мерлоны были изначально.)

Однако если допустить, что крепость в Раманах - храм зороастрийцев, то мерлоны просто обязаны были на ней присутствовать. Ведь мерлоны - не просто украшение. Они - символ огня! Дело в том, что в зороастрийской архитектуре - каноны которой и повлияли на внешний вид башни в Раманах - мерлоны неизбежно присутство­вали именно как символ огня, как стилизованные языки пламени. Любопытно, что их можно встретить на многих сооружениях Баку, включая жилые дома, бани и даже мечети, например, на мечети ХI в. Ме­хаммеда-ибн-абу Бекр в Ичери-Шехер (Сыныг-гала). Их наличие говорит о том, что при строительстве использовались или зороастрийские каноны, или эти постройки стоят на древних ка­пищах огнепоклонников.

Тут, конечно, у многих может возникнуть вопрос: о каком зороастризме может идти речь в XIII, XIV и тем более в XV в. (если судить по официальной датировке крепости), если в стране уже вовсю господствует ислам? Ответ, как ни странно, простой: дело в том, что в Азербайджане, в котором изначально мирно уживались (и уживаются, к счастью, до сих пор) многочисленные религии, отголо­ски и традиции зороастризма существовали очень долго, вплоть до XVI в.

Зороастризм как четко организованное направление огнепо­клонничества долгое время был в Азербайджане главенствующим. Об этом говорят древние арабские, персидские и турецкие источ­ники. Самое раннее упоминание об огнепоклонниках Абшерона встречается у византийского автора V в. Приска Панийского. На­чиная с I-IV вв. в Азербайджан проникает христианство, а начи­ная с VIII в. Азербайджан был завоеван Арабским Халифатом. Сложились новые традиции и культура, возникают новые архитектурные памятники, вобравшие в себя, тем не менее, культурную память поколений, сотнями лет проповедовавших зороастризм.

Даже Нов­руз Байрамы несет на себе эти отголоски в виде праздничных кост­ров, через которые прыгают люди, очищая свой дух от всего отрицательного. Поэтому неудивительно, что башенные храмы, призванные поддерживать священный огонь, строились и в Средневековье.

Кстати, огни на этих башнях и могли послужить возникновению версии, что эти башни - сигнальные. На самом деле огонь горел либо "самостоятельно" в тех местах, где сущест­вовал выход природного газа, либо поддерживался искусственно - там, где таких выходов не было. А башни - коли уж были по­строены - имели впоследствии много функций.

Что касается архитектуры крепости, то и она косвенно говорит о времени постройки. Она очень любопытная: башня квадратная с мощными полукруглыми донжонами по углам. Донжоны есть даже у крепостных стен. А сами стены - не очень высокие и очень толстые - мотоцикл с коляской проедет. Почему невысокие? Да все по той же причине: предназначение башни изначально - не оборонное.

В IX-XII вв., в период азербай­джанского Ренессанса, башни строились исключительно круглые. Пример тому - Девичья башня, башни в Нардаране, Мардакянах, в Гала. В это время, в период правления династий ширваншахов Мязьядидов и Кесранидов, зороастризм в стране буквально процветал. Везде строились круглые башенные храмы, призванные поддерживать священный огнь. В тех местах, где не было выхода газа, огонь поддерживался искусственно за счет брикетов выпаренной нефти, ведь с дровами на Апшероне всегда было плохо (в отличии от зороастрийцев Ирана, Афганистана и Индии, использовавших для поддержания священного огня сандаловое дерево).

Но круглые башни не обладали достаточной устойчивостью. Из-за этого их приходилось де­лать очень толстыми и массивными, чтобы их не смогло уничто­жить землетрясение, или снабжать мощными контрфорсами - как в случае с Девичьей башней. Но это выливалось в лишне затраты как времени, так и материала, а, значит, и средств. Да и сложно это - строить круглые башни. Поэтому в XIII-XIV вв. возникает новый ка­нон в архитектуре - квадратные башни. Для придания им дополни­тельной устойчивости их стали снабжать донжонами по углам. По таким канонам и выстроена башня в Раманах.

Если посмотреть на ориентацию в пространстве сооружений, подобных раманинской крепости, то она везде одинаковая. Если это оборонительные постройки, то почему все выходы смотрят примерно на юго-запад? Потому что там находится Мекка. Ведь древние традиции охраны огня продолжают существовать, но население-то уже в основном мусульманское. Все это также говорит в пользу версии, что крепость в Раманах - не оборонительная. Потому что при постройке оборонительной крепости вход делался там, где было удобно.

Еще одной загадкой раманинской крепости является ее название - совершенно не тюркское по этимологии. До середины XIX в. поселок назывался "Романы" (с ударением на второй слог) и только потом трансформировался в "Рамана" (с ударением на последний слог). Ну, а дальше название стало склоняться на русский лад - "Раманы", "в Раманах" и т.д.

Считается, что название поселку дали римляне, дошедшие до этих мест в 60-70-е гг. н.э. Один из отрядов даже оставил след в Гобустане - это знаменитый камень Центуриона. А в Раманах был их лагерь - с этого места проглядывалось все побережье. Когда римляне поставили здесь стратегическую опорную базу, они совершали выходы в разные места и продержались довольно долго.

А через несколько веков возникла крепость, которая заставляет разгадывать ее загадки до сегодняшнего дня.

DİGƏR XƏBƏRLƏR