«Живые» украшения Carrera y carrera

Быть бы мне перстнем с печатью на пальце твоем!

Ты бы меня берегла,

Как безделушку,

Из тех, что жизнь услаждают, -

написал древний египетский поэт, совершенно не предполагая, что и через тысячи лет люди точно так же будут относиться к украшениям как к вещам, услаждающим жизнь.

Так было пять тысяч лет назад, так было и в 1885 году, когда молодой огранщик алмазов Сатторио Каррера перебрался из Арчипресте де Ита, маленького заштатного испанского городка, в блистающий Мадрид, который в те годы переживал период расцвета, будучи одним из шести важнейших городов Европы.

Говорят, Саторио был неисправимым донжуаном. Только в отличие от остальных легкомысленных молодых людей обладал живым умом и яркой фантазией - смекнул, что если дарить женщинам всякие красивые вещицы, то успех обеспечен. И делал такие вещицы, и дарил, и женился в итоге, и сына родил. И отправился его сын, Эстебан Каррера в Париж, всемирную столицу моды и красоты, учиться ювелирному делу.

Неповторимая художественная атмосфера Парижа не могла не повлиять на чувствительного и впечатлительного юношу, и через всю свою жизнь он пронес изящные мотивы модерна, его причудливые линии, его смелость художественных решений.

Вернувшись в 1912 году в Мадрид, Эстебан назвал своей фамилией мастерскую, унаследованную от отца. Весьма символично, что вернулся Эстебан именно в Мадрид.

Правящая тогда Мария Кристина из династии Бурбонов всячески направляла Мадрид по стопам столицы мировой моды - Парижа. Мадрид преображался на глазах, появлялись красивые площади, парки, бульвары... Из 320-ти аристократических семей Испании 270 жили именно в Мадриде. Испанская столица становилась своего рода "витриной" для изысканных украшений.

Как можно догадаться, легких путей там искать не приходилось, но сама фамилия уже программировала ее обладателя на успех: "Сarrera" по-испански -  "состязание". И если у тебя хватит силы воли, таланта и терпения, успех в итоге состязания тебе обеспечен, а равных Эстебану по таланту в то время не нашлось. Одна беда - у него не было детей, некому было передать семейное дело, которое ширилось и получало все большую известность. К счастью, нашлось два внучатых племянника, Хуан Хосе и Мануэль, которые и приняли бразды правления ювелирным домом "Carrera" в свои руки. Однако их теперь было двое, и название из просто "Carrera" превратилось в "Carrera y Carrera".

И это снова было символично: состязание и еще раз состязание. В каком году это случилось, история умалчивает, однако выигрывает ювелирный дом "Carrera y Carrera" это состязание уже 132 года. Работают на этом семейном ювелирном поприще до сих пор те самые Карреры, сегодня это Мануэль Каррера, праправнук Хосе Эстебана, и хотя формально в XXI веке Ювелирный Дом ему уже не принадлежит, но он остается хранителем всех традиций, своеобразной душой компании, можно сказать, живой легендой. "Когда мы начали создавать новую коллекцию для "Carrera y Carrera", все ювелирные украшения на рынке были похожи между собой. Мы решили продолжить и развить наш неповторимый и уникальный стиль", - вспоминает Мануэль Каррера.

В чем же успех этой ювелирной фирмы, этого уникального стиля, почему "Carrera y Carrera" называют "испанским Фаберже"? Почему он входит с пятерку крупнейших ювелирных домов мира? Почему является единственной ювелирной маркой в мире, создающей украшения по заказу испанской королевской семьи? По заказу этой семьи в 1960 году, когда Король Бельгии Балдвин I сочетался браком с испанской аристократкой Фабиолой де Мора и Арагон, была изготовлена и ее роскошная и потрясающая по красоте тиара из бриллиантов и других драгоценных камней. Цена на нее остается загадкой и по сей день.

Или знаменитая на весь мир "Сабля Победы", украшенная эмблемами всех провинций Испании. Ее Королевское Высочество Летиция Ортиз Рокасолано, принцесса Астурии (Испания) имеет тиару, созданную "Carrera y Carrera".

Успех "Carrera y Carrera" - это прежде всего, это неповторимый стиль, основы которого заложил еще дон Эстебан. Вдохновившись причудливыми линиями модерна, Эстебан увлекся изображением в ювелирном изделии экзотических цветов, порхающих бабочек, грациозных пантер и других животных и стал в начале ХХ века одним из создателей стиля "animalier", что означает анималстического.

Сейчас-то нас этим уже не удивишь, а в то время это было неслыханной новацией и пользовалось оглушительным успехом. Мануэль Каррера пошел еще дальше. Будучи по природе своей талантливым скульптором, в начале 70-х годов он и Хуан Хосе, мастер по обработке ювелирных камней, задумались, как бы соединить несоединимое - скульптуру и ювелирное украшение. В итоге было найдено гениальное решение. Их ювелирное изделие напоминает скульптуру в миниатюре, скульптуру, которая покоится на груди у прекрасной дамы или обхватывает ее тонкие пальчики. В изделиях мы видим изящную пластику, нестандартные решения в выборе тем, нежные линии извивающихся человеческих тел.

Стремление к перфекционизму и тщательный подход к работе создали испанскому ювелирному дому репутацию производителя одних из самых качественных и восхитительных украшений в мире. С этого самого момента стиль "Carrera y Carrera" стал неизменно узнаваемым и занял свое непревзойденное место в мировой индустрии роскоши. Ведь всем известно, что есть просто рыночная мода или мода для среднего класса, а есть высокая, и тогда это уже не просто вещи, а вещи "от кутюр". И так не только в одежде, а во всех сферах нашего бытия. И в украшениях, соответственно, тоже.

Мануэль ни на кого не похож даже в материале. Его "ноу-хау" - сочетание в одном изделии блестящей и матовой поверхности. До него этого не делал никто.

Достигается этот удивительный эффект матированием поверхности мелкодисперсным корундовым песком. Кое в каких источниках этот эффект называется напылением, но это не совсем точный термин. Те места, которые должны остаться блестящими, предварительно закрашиваются специальным лаком, который потом смывается. Эта технология абсолютно уникальна и секрет ее тщательно охраняется семьей Каррера. Сочетание матовых и зеркально блестящих поверхностей, придавая эффект теплоты и ощущения мягкого вечернего солнечного света, позволяет при этом разглядеть каждую деталь тонкой работы и не наносит ущерба четкости ювелирного узора.

Еще одна тема дона Мануэля - любовь и эротика. К этой теме он пришел вполне закономерным путем. Испанец - это человек, страстно влюбленный в свою даму сердца, так что эротический мотив органично вытекает из национальной испанской черты.

Ювелиры и до него пытались так или иначе отразить человека в украшениях, но все их попытки разбивались о заслоны несговорчивой церкви. И только в ХХ веке дону Мануэлю удалось сломать эти бастионы. Его эротические мотивы бесподобны. Страстные переплетения человеческих тел на браслете или колье будят воображение и заставляют сильнее биться сердца впечатлительных покупателей. Или просто зрителей, потому что любое украшение, придуманное доном Мануэлем - это произведение искусства, на которое можно и нужно любоваться. Странно, но в наше время вседозволенности эротические мотивы в украшениях других ювелирных домов встречаются крайне редко.

Эротика "Carrera y Carrera" - изящна и неповторима. Бросив первый взгляд на "золотую парочку", не сразу понимаешь, что это именно парочка, а не абстрактный узор из линий, перетекающих одна в другую. Даже когда становится понятно, что это именно люди, не сразу сообразишь, чем они занимаются, внимание привлекают прежде всего линии человеческих тел, стройная композиция, гибкость и застывшая пластика. Стилистика застывшего движения - прямой мостик, перекинутый из прошлого, из мотивов модерна.

Дело дошло до того, что ежегодно, начиная с 1970 года, дон Мануэль делает на заказ одну скульптуру ценой до миллиона долларов, и эти "статуэтки" приобретаются для коллекций знаменитыми музеями - Королевском музеем в Мадриде, Белом доме и White House Museum в Вашингтоне, Hadley Museum в Кентукки, Yamanashi Museum в Японии и музеями Московского Кремля - и самыми внушительными господами: президентом компании De Beers, испанским королевским домом, королевой Таиланда, японскими принцессами, известными актерами и музыкантами - Мстиславом Ростроповичем, Пласидо Доминго, Арнольдом Шварценеггером...

И это не случайно: серьезных коллекционеров со всего мира привлекли к марке прежде всего художественное своеобразие и артистизм коллекций. Украшения от "Carrera y Carrera" были у Элизабет Тейлор, Одри Хепберн и Клаудиа Шиффер, их носят Антонио Бандерас, Мелани Гриффитс, Барбара Стрейзанд, Скарлетт Йоханссон, Еухения Сильва, Виктория Бекхам, Наоми Кемпбелл, Наталья Водянова... Всех этих известных личностей, имеющих деньги и умеющих ценить прекрасное, притягивает не только высочайшее мастерство ювелиров, но и тот факт, что каждое изделие марки является маленьким и неповторимым произведением искусства, уникальность которого гарантируется ручной работой.

Каждая новая коллекция становится мировым событием на ювелирном рынке. А начались тематические коллекции в 60-е годы прошлого века, когда Мануэлю пришло в голову объединить серию украшений единым мотивом. Первым таким мотивом стали руки в коллекции "Bonadea".

Этот мотив родился неслучайно. Вместо того чтобы осваивать новые технологии, мастера "Carrera y Carrera" решили основой новой коллекции сделать предмет, наиболее трудный даже для опытного скульптора - человеческие руки. Руки во всех возможных вариациях - играющие бриллиантами, сжимающие жемчуг, обрамляющие циферблат часов - были сделаны с изумительной виртуозностью.

Идеально совершенные в каждой детали тонкие пальцы, блестящие ноготки, точность форм и позиций передавала невероятное изящество, которыми могут обладать женские руки. Каких только ручек не было! Они то сжатыми кулачками висели в ушах прекрасных дам, то указующий перст становился ножичком для разрезания бумаги... "Руки" из коллекции "Carrera y Carrera" надолго стали визитной карточкой марки и наиболее любимым мотивом у покупателей.

Идеи тематических коллекций нашли своего почитателя, и с тех пор дон Мануэль использовал в своих сериях огромное количество самых различных мотивов. Любимые животные - пантеры, дельфины, лошади, бабочки, лебеди, черепахи. "Героями" сюжетов выступали и мифические персонажи - драконы, и персонажи сказок, и листья волшебного древа "джинко". Каррера считает, что становясь обладателем ювелирного животного, ты становишься обладателем своеобразного защитного тотема, который непременно принесет тебе удачу.

Откуда же берутся бесконечные идеи для разнообразных и необычных новых коллекций? "Carrera y Carrera", - объясняет Мануэль, - черпает вдохновение из глубокого восхищения, которое мы испытываем перед царством животных, а также чувствами любви и страсти". Среди ювелирных коллекций особое место занимает коллекция "Пантера", в которой голова этого великолепного животного выбрана как символ силы и мудрости.

Используются, конечно, не только животные, но и павлиньи перья,

и цветы

Например, символом коллекции 2002 года стала роза - цветок, в котором испанские мастера особенно ценят утонченность и страсть. Да и во всем мире роза почитается за изысканную красоту, и именно изысканность стала отличительной чертой новых украшений. К созданию коллекции под названием "Garden of Roses" ("Сад роз") приложила руку болгарская принцесса Мириам де Унгрия, профессиональный ювелир. Выбор розы неслучаен, ведь символом Болгарии, как известно, является именно этот цветок.

Еще одна коллекция была навеяна мотивом бамбука.

Кстати, все украшения - несмотря на то, что у марки имеется более 12 000 тысяч разнообразных дизайнерских решений - выпускаются ограниченным тиражом, каждое изделие имеет свой персональный идентификационный номер, подчеркивающий его уникальность, и по которому можно определить всю историю создания украшения и даже узнать, в каком месте, когда куплено украшение, из какой оно коллекции. Номер и фирменный знак - две буквы "C" и соединяющий их выпуклый "Y" - в перстнях ставится на внутреннюю поверхность, а в серьгах и колье на застежку.

Как утверждают эксперты, "С у С" практически не подделывают, потому что это крайне сложно и невыгодно: подделывать имеет смысл то, что производится серийно, а здесь изготовление подделки обойдется дороже оригинала, ведь карреровские изделия делаются исключительно вручную в стенах фабрики в пригороде Мадрида, где еще с конца XIX века царит волшебная атмосфера создания уникальных произведений ювелирного искусства.

А если кто и решиться, это сразу бросится в глаза: не то качество литья, не такая четкость линий... Самым главным отличием, по которому можно узнать подделку - это полировка. Точнее, ее отсутствие. Все изделия полируются вручную, включая внутреннюю сторону и все самые труднодоступные места. На небольшой фабрике (3600 кв.м.), где работают всего 130 человек, вообще все осталось примерно на том же техническом уровне, что и сто лет назад. Компьютеры есть только у бухгалтеров, самые сложные машины в мастерской - это плавильная печь и бормашина для подгонки дырочек под бриллианты. Сохранились такие редкие в наше время ювелирные профессии, как гравировщик, шлифовщик и мастер по обжигу.

Самая ценная вещь в мастерской - не золото, не россыпь бриллиантов, а шкаф, где хранятся в серебре все изделия, когда-либо созданные "C y C". Дизайнеры вместо того, чтобы выводить на монитор компьютера трехмерное изображение будущего изделия, корпят над листом ватмана, вычерчивая линии будущих произведений искусства. Увидев все это, понимаешь, что нельзя математикой проверить красоту. И создать ее математикой тоже нельзя. Цепочка производственного процесса выглядит так: воск - гипс - серебро - каучук - воск - гипс - золото.

Получив эскиз, рабочий из синего пчелиного воска делает модель, причем во всех мельчайших деталях. Насадив по бокам воскового стержня много-много таких фигурок и получив своеобразное "дерево", рабочий обмазывает его гипсом и помещает в печь. Гипс затвердевает по форме заготовок, воск вытекает. В образовавшиеся пустоты заливают серебро (которое потом и помещают как образец в тот знаменитый шкаф). Получается как бы черновик, который потом будут подгонять, шлифовать, доводить до ума.

Дальше по нему делают каучуковую форму, в нее заливают воск, после процесс с гипсом и печкой повторяется, в конце концов в пустоты заливают золото. Полученное изделие снова будут обжигать, шлифовать, придавать блеск или матовость, подбирать драгоценные камни, предварительно отобранные в геммологической лаборатории, снова шлифовать... Последний штрих - гравировка персонального идентификационного номера изделия, который гарантирует его подлинность. В итоге мы имеем ювелирный шедевр ручной работы. Дон Мануэль говорит, что он Микеланджело наоборот.  "Тот брал камень и снимал с него все лишнее, - говорит Мануэль. - А я беру хрусталь или, например, большую жемчужину, и думаю, какое золотое добавление напрашивается".

Прекрасные изделия "Carrera y Carrera" побывали и в Баку. В 2002 году впервые в столице Азербайджана была представлена коллекция драгоценностей одной из пяти крупнейших ювелирных фирм мира - Ювелирного Дома "Carrera y Carrera". "Для нас большая честь представить свое творчество в вашей замечательной стране", - сказал на презентации "Carrera y Carrera" в Баку Мануэль Каррера. В представленных бакинскому зрителю работах были использованы золото, драгоценные камни, жемчуг и перламутр, а основанием для скульптур служили необработанные минералы из разных уголков планеты. Наверное, после визита в Баку дон Мануэль ввел в дизайн такой элемент, как бута.

Сегодня "Carrera y Carrera" завоевывает рынки не только Европы, но и Америки и Японии. В 2009 году целью компании было названо распространение продукции именно в Японии, а оттуда ее проникновение на азиатские рынки (Китай, Сингапур, Малайзия, Корея, Индонезия, Тайвань и Бирма).

По всему миру открыто около двух десятков бутиков и более трехсот магазинов; марка появляется и в Восточной Европе. Украшения "Carrera y Carrera" продаются в таких всемирно известных центрах, как Harrod`s, Neiman Marcus, El Corte Ingles и единственном в мире отеле 7 звезд: Burj Al Arab в Дубае.

"Carrera y Carrera" - один из самых известных ювелирных домов современности.

Каждый год Carrera y Carrera сотрудничает с Gaudi Barcelona Fashion Week и Премией в области моды "Aguja de Oro" ("Золотая игла") в Испании. Несколько лет назад он стал официальным ювелирным спонсором Московского Международного Кинофестиваля. В "C y C" с большой теплотой относятся к России. В Москве находится один из самых больших ювелирных магазинов в Европе, являющийся официальным дистрибьютором "C y C". Эта марка пользуется непреходящей любовью и признанием на российском ювелирном рынке и ювелирном рынке стран СНГ. Наверное, потому, что многие европейцы всегда находили похожие черты в русских и испанцах, гордых, красивых и страстных. И ювелирные изделия у них такие же - гордые, красивые и страстные. Как "Carrera y Carrera".

В материале использованы цитаты из интервью, данного мне Мануэлем Каррерой в 2002 году в Москве.

DİGƏR XƏBƏRLƏR